greenbat: (Default)
Ходишь-бродишь рассеянно по интернету, и вдруг набредаешь на разговор, перекликающийся с обрывками мыслей в твоей захламленной голове.
Вот Радищев с его безумным "Путешествием". Ведь не голодранец какой, желающий с досады на тронах поразить порок. Не нищий чахоточный юнец с амбициями. Начальник главной имперской таможни. Представляете себе нынешнего главного в стране таможенного начальника, лично визитировавшего населенные пункты Замкадья и написавшего проклинающие режим статьи? Можно погуглить... хотя нет, не надо, этот, оказывается, проворовался. ("Оказывается" лишнее слово.) Или декабристы. Ну тут вообще. Один Пестель чего стоит - сын сибирского генерал-губернатора. Все равно что наследник Абрамовича сколотит команду несогласных из такой же золотой молодежи. Перовская - дочь губернатора Петербурга. Вроде того что отпрыск Матвиены завтра метнет бомбу в старшего карлу.
Так я все думала - баста, карапузики. Закончилось тлетворное влияние Руссо и прочих там всяких Монтеней. Теперь не то. Наследники элиты не ходят по кривенькой дорожке. В крайнем случае спиваются.

С изумлением узнаю, что нет - таки ходят. Быков рассказывает в интервью: "Вот у меня тоже мальчик учился, сын крупного телевизионщика, и его изо всех сил пихали в это телевидение. А он безумно хотел быть врачом, причем детским, потому что он прекрасно умеет ладить с детьми. И он пошел в детские врачи после страшного скандала, в результате которого убежал из дома". Не в бомбисты, конечно, но Перовская тоже поначалу пошла во врачи.

То есть, получается, не в эпохе Просвещения дело. А в каком-то особом вирусе, возникающем в благополучных абсолютно организмах. И если верить Быкову, "получается это вот как. Их кормили, кормили и перекормили. Из них стали получаться принцы. А я не верю в общее самосознание таких бедных масс. Быть принципиальным человеком может себе позволить советский принц. <...> На подвиг способна элита, потому что она это делает не из эгоизма, а из самоотвержения". Неужели она снова народилась, эта специфическая элита. А уж если вспомнить, что семнадцатый год близится...
Одним словом, замуж, дура, срочно замуж.

И чтоб два раза не вставать, там по ссылке нашелся пропущенный мной "Русский инвалид". Получила большое удовольствие.

Не стану попусту трепаться я, как это любит наш король.
Нормальность — главное препятствие. Приставка «пара» — наш пароль.
Со мною согласятся многие — мы очень пАрная страна:
избыток парапсихологии, а психологии — хана.
Напрасно я ногами топаю — ученых мы не бережем:
паранауки — ешь хоть попою, наука — вся за рубежом.
Не стану корчить рожу хмурую — литература есть пока,
но и паралитературою страна полна до потолка.
Вторую тыщу лет без малого мы все нащупываем дно,
нас мучит дефицит нормального — паранормального полно
.
greenbat: (Default)
Я все, как тот Ивашка, со своим разодранным локтем. Убийственной силы документ 1918 года, письмо какой-то интеллигентной дамы к эсэровской богородице Марии Спиридоновой. Дама явно из тех, кто ждал революции как манны небесной, чтобы она освободила "народ". Небось прокламации в юности на стенки мануфактуры клеила.
"Грабили, били, пороли, насильничали, отбирали все. Всегда вооруженные, пьяные с пулеметами. При мне грабили баб, наведя на них пулеметы, на станции. Отбирали у них ягоды, сыр, сало. Лапали их... Один товарищ и я вмешались, нас чуть не расстреляли. Комиссара станции чуть не избили, пригрозив бумажкой, которая, как они кричали, дает им право "все, что угодно, делать". Бумажка была подписана Цурюпой и еще кем-то, чуть ли не самим Лениным. Отряд был из Москвы. Я не склонна очень обвинять рабочих
(отряд был из рабочих-большевиков), до этого они реквизировали спирт, ну и нализались. Я знаю, что они же могут быть иными. Характерно, что они при всех этих безобразиях нечленораздельно ревели: „что!!! контрреволюцию завели... нет, шалишь... мы всех вас, кулаков... вооо как... к стенке... и готово". Как видите, объективно, они революционны, только пьяны. Но все же, каково было нам - бабам, пассажирам, мужикам. Ведь они вертели во все стороны пулеметы, направляя на всех".


"Я знаю, что они могут быть иными! Они революционны, только пьяны!" Ой ё-ё-ё.... Наивные, растерянные, жалкие. Одно сейчас хорошо - что таких вот идеалистов по крайней мере нет. Все знают, чего можно ждать от освобожденных трудящихся.
greenbat: (Default)
Поразительные ребята были почти все эти народовольцы. Богатыри не мы. Но даже среди самых-самых Морозов выделяется. Феноменальный какой-то мужик.

Знал, например, одиннадцать языков. Обратите внимание, учил их очень своеобразным способом. Еще до посадки владел латынью, французским и немецким - нормальный базис для интеллигентного мальчика с домашним обучением. В двадцатилетнем возрасте влез в революционное движение, чисто из романтических соображений - привлекла таинственность и секретность. Засыпался. Посадили. Как только в доме предварительного заключения получил доступ к книгам, моментально занялся английским, итальянским и испанским. Причем сокрушенно пишет:

"Но я был тогда еще бессилен для серьезной научной разработки Библии, так как не знал древнееврейского языка, и потому по приезде в Шлиссельбург воспользовался привезенными туда откуда-то университетскими учебниками и курсами, чтобы прежде всего закончить свое высшее образование, особенно по физико-математическому факультету, но в расширенном виде, и начал писать свои вышедшие потом книги: "Функция, наглядное изложение высшего математического анализа", "Периодические системы строения вещества", "Законы сопротивления упругой среды движущимся в ней телам", "Основы качественного физико-математического анализа", "Векториальная алгебра"...

Остальное я и перечислять не буду, абзаца не хватит. Грешным делом, - ну дремучая я, - думала, что может, ну... так себе научные труды, ничего особенного? А на это нам с укоризной отвечает академик Курчатов: "Современная физика ядра полностью подтвердила утверждение о сложном строении атомов и взаимопревращаемости всех химических элементов, разработанное в свое время Н.А.Морозовым в монографии "Периодические системы строения вещества".

В общем, стоило властям его отпустить, он тут же вляпывался в революционное движение. Сажали обратно - упоенно и даже, я бы сказала, с некоторым облегчением начинал заниматься наукой.
Вот он оказывается в действительно жуткой Шлиссельбургской крепости, где народ последовательно умирал, терял рассудок или кончал самоубийством, всячески исхитряясь чтобы обмануть охранников, - один из заключенных пропитал керосином портянки, положил себе их на тело и поджег. Софья Гинзбург вскрыла вены тупыми ножницами, не в силах слушать вопли сошедших с ума (один из них был, например, убийца Судейкина - to whom it may). Товарищ Морозова по заключению напросился на казнь, требуя книг светского содержания, - предлагались только религиозные, которые приносил священник. Что делает Морозов? А он восторженно накидывается на богословские труды (другие узники подозревают, что он спятил) и за несколько месяцев проходит весь богословский факультет. Причем удовлетворенно замечает:

"Это была область, еще совершенно неведомая для меня, и я сразу увидел, какой богатый материал дает древняя церковная литература для рациональной разработки человеку, уже достаточно знакомому с астрономией, геофизикой, психологией и другими естественными науками. Поэтому я не сопротивлялся и дальнейшим посещениям священника, пока не перечитал все богословие".

Каверин, который был с ним знаком, пишет: "Он не мог позволить себе сойти с ума (хотя однажды был к этому очень близок) или, тем более, умереть - ему было некогда заниматься собственной смертью, которая годами неотступно грозила ему".
Настолько, отметим, некогда, что он пережил всех своих врагов и соратников, пережил революцию, гражданскую, репрессии, вторую мировую войну, и отошел в мир иной в возрасте 92 лет.

Был он не сухарь, не погруженный в себя ученый. Всех утешал, всех подбадривал, в Шлиссельбурге, когда после долгих лет одиночки им разрешили общаться, устраивал розыгрыши и мистификации. А прозвище получил "Маркиз" - за сверхъестественную вежливость и любезность по отношению к жандармам.

Да, древнееврейский язык он все-таки тоже изучил:

"В 1911 г. меня привлекли к суду Московской судебной палаты с сословными представителями за напечатание книги стихотворений "Звездные песни" и посадили на год в Двинскую крепость. Я воспользовался этим случаем, чтоб подучиться древнееврейскому языку для целесообразной разработки старозаветной Библии, и написал там четыре тома "Повестей моей жизни".

Он бы и пятый написал, но тут срок заключения кончился.

В общей сложности просидел 25 лет. На свободе неминуемо ввязывался во все самые опасные мероприятия. Был вполне последовательным и убежденным террористом. Между делом написал "Террористическую борьбу", дающую теоретическое обоснование терроризму. А ведь тем не менее удивительно обаятельная фигура, правда?

Profile

greenbat: (Default)
greenbat

May 2013

S M T W T F S
   1234
567891011
12 131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 12:57 am
Powered by Dreamwidth Studios