greenbat: (Default)
...А муж нервно говорил, пока я обводила горизонты помутившимся от физиологического блаженства взором: "О господи. Как вообще можно так громко чихать?!" После чего приглаживал встрепанную ураганом прическу и поднимал упавшие мелкие вещи. Я думала, он завидует моему умению извлекать почти оргазм буквально из воздуха, а оказалось - медиум, провидец. Неделю назад я опять сделала это. И немедленно свалилась с острым приступом ишиаса (чуть было не написала люэса, впрочем он тоже бывает от удовольствия). Вступило в поясницу, если говорить проще и не выпендриваться. То есть выяснилось, что ТАК чихать все же нельзя.

Домочадцы радостно уложили инвалида в постель. Потом, правда, с беспокойством обнаружили, что лишенная возможности лично драить полы, унитазы и прочие интерьеры, я превратилась в мегеру и требую этого от них. Ничто меня так не раздражает, как обездвижимость. Это просто невыносимо. К тому же сорвался поход в ботанический сад со знакомым маленьким мальчиком, так что я растравляла раны, воображая себя отвратительной вруньей Марьей Петровной, лишившей Дениску Клязьмы и сабли Буденного.

И пока за открытым балконом хохотало и суетилось внезапно нагрянувшее лето, я лежала угрюмая и несчастная, как старая ветошь в дворницкой, завистливо прислушиваясь к оживленной болтовне детей на кухне. Дверь они закрыли, "чтобы тебя не продуло". Впрочем, из любого тухеса можно извлечь нахес. Такой массы книг чохом я не глотала давным-давно - чертов ЖЖ-разлучник. Наконец подавилась словом "бустрофедон". Что это, я не знала. Попыталась расшифровать, но никаких ассоциаций не возникало, разве что с достославным афедроном и еще какой-то знаменитой лошадью (а, с Буцефалом!). Великий гугл был до обидного неподалеку, в двух шагах, нас разделяло только кресло с моими опустевшими оранжевыми штанами, и невозможность с ним проконсультироваться раздражала ужасно. Я помолчала, копя обиду, и наконец заорала:
- Эй! Кто-нибудь! Быстро гляньте в интернет - что такое бустрофедон?!!
Но дверь была закрыта. С кухни продолжал доноситься смех, издевательский, как мне теперь казалось. Я заорала еще пронзительней:
- Бустрофедон?!! Что это?!! Ну посмотрите же кто-нибудь!

После нескольких бесплодных попыток - но не бесплотных, нет, поскольку вопль, от которого резонируют стены, бесплотным назвать нельзя, - так вот, после этих попыток я дотянулась до мобильника, набрала наш номер, и, когда трубку одновременно сняли муж в коридоре и бабушка у себя в горнице, рявкнула:
- Кто за компьютером, посмотрите, что такое бустрофедон!
Смех сгинул. После неразборчивого бормотанья приоткрылась дверь и зашел муж с растерянным лицом:
- Ты представляешь, сейчас был такой странный звонок...
В этот момент с четвертого этажа донесся соседский бас:
- Мы посмотрели! Это греческий способ письма. С направлением... это... с переменным направлением строки. Кто там спрашивал?

Главное, соседи из другого подъезда. Я их и не видела никогда.
greenbat: (Default)
Работу работаю.
"Фури натянул ножны и засунул с одной стороны кинжал с вороненым клинком, а с другой - пистолет".

Ломаю голову - как это можно сделать? Ну, технически? Положим, натянуть на себя ножны... если приложить максимум усилий, то, наверное, можно. Но вот засунуть еще и кинжал, да с вороненым клинком... Пистолет тогда уже никуда не поместится!
greenbat: (Default)
Правлю шведский детектив и сатанею от слащавости текста, причем поскольку исходника нет, то непонятно, авторесса это сюсюкает или переводчик. Зачеркнув очередную "головенку" и перелистнув страницу, поняла, что таки авторесса. Описывается момент, когда молодые родители вечером сидят на кухне и умиляются своему младенцу. Опять головенки, ручонки, стульчики и т.д. И вдруг:
"...Но тут личико Майи сморщилось, покраснело, она запыхтела, а затем снизу выстрелило на родителей облако вонючего газа".
Похоже, у переводчика наконец случился нервный срыв.
greenbat: (Default)
Если кто еще не видел.

Выступает ловкий человек Сурков,
Достает из коробки двух пауков,
Одного гладит, другому пальцем грозит,
Второй - от страха гадит, первый - ржет, паразит.
Тогда Сурков гладит второго, а на первого пучит глаза и злится.
Второй хохочет, первый же стремительно бежит за границу.
Сурков двигает бровями, подмигивает собравшимся круглым глазом
И расплывается в воздухе желтоватым газом.






greenbat: (Default)
Христом-богом прошу - отнимите у меня книжку Максима Осипова "Грех жаловаться". Третий раз перечитываю, уже, к счастью, на бумаге. Мне же статью... корректуру... а нет сил отложить. Даже не книга держит, а обаяние автора. Обаяние умного, образованного, тактичного человека, рассматривающего провинцию взглядом диагноста. Порой ощущение, что он прослушивает ее в стетоскоп. Вот, кстати, хороший маркер - дураки на него обижаются, как обижаются капризные пациенты на врача.

<...>Пятое: оказалось, что дружба — интеллигентский феномен. Так называемые простые люди друзей не имеют: ни разу меня не спрашивал о состоянии больных кто-нибудь, кроме родственников. Отсутствует взаимопомощь, мы самые большие индивидуалисты, каких себе можно представить. Кажется, у нации нет инстинкта самосохранения. Юдоль: проще умереть, чем попросить соседа довезти до Москвы. Жены нет, а друзья? Таких нет. Брат есть, но в Москве, телефон где-то записан.

Шестое: мужчина — почти всегда идиот. Мужчина с сердечной недостаточностью, если за ним не ходит по пятам жена, обречен на скорую гибель. Начинается этот идиотизм уже в юношеском возрасте и затем прогрессирует, даже если мужчина становится главным инженером или, к примеру, агрономом.

<...> Вообще же старушки интереснее всех. Недавно полночи ставил временный кардиостимулятор; когда наконец все получилось, пожал руку своему помощнику, и тогда полубездыханная прежде старушка тоже протянула мне руку: “А мне?” — и крепко пожала.


<...> За пять лет в России меняется многое, за двести - ничего.

<...>Активного, деятельного зла я не вижу совсем, только пустоту. В больничном сортире — обрывки кроссворда (и больные, и сотрудники помногу решают кроссворды): “жалкие люди”, слово из пяти букв. Женским почерком аккуратненько вписано: НАРОД (по мысли авторов кроссворда, правильно — “сброд”). Всегда старался избегать этого слова, еще до приезда в N., но по многим поводам сильно заблуждался (Бродский о Солженицыне: “Он думал, что имеет дело с коммунизмом, а он имеет дело с человеком”). Нельзя относиться к так называемому “народу” как к малым детям: в большинстве своем это взрослые, по-своему ответственные люди. Во всяком случае, никакого ощущения потери, неосуществленных возможностей (what a waste!) при тесном знакомстве с ними не возникает. Они и правда предпочитают Киркорова Бетховену (на устроенный нами благотворительный концерт пришли почти исключительно дачники), моста и правда “не было и не надо”, они и правда готовы жить лет 50—60, а не столько, сколько на Западе. Самый актуальный рассказ Чехова — “Новая дача” (все-таки не “В овраге”). Выбирают люди из своей среды (в условиях совершенно реального самоуправления) — Лычковых.


(К этому же - потрясающая история [livejournal.com profile] dolboeb про Красную Горбатку.)

Не медицинские байки - литература. Ясная, спокойная проза. Без словесных кружев и особенно - подхихикиваний, которыми так часто грешат пишущие доктора. Если кто не - рекомендую.

Еще не добралась до "Камень, ножницы, бумага", очень интересно, как ему удалось написать на такую деликатную тему.

Вася, спасибо, ты мне такой подарок сделал.
greenbat: (Default)
Ики воки.
Из комментов к этому посту.

Оттуда же хорошее, на тему -ться и -тся:

- Тебе нравиться?
- Нравься.

А вот еще интересно. Там девушка пишет, что грамматические ошибки у мужчин - антисекс. И это, в общем, правда. Женская безграмотность на мужчин так же действует?
greenbat: (Default)
Я думал, что "Эльф и Петров", как написала одна девушка в расшифровке, это предел. (Был еще "Авганистан", но это так.) Ан нет. Круче есть. Вот например.

"это как сующие суголи"

имелось в виду - "это коксующиеся угли".


Там еще в комментах много разного. Но, собственно, над чем смеетесь, господа, как кричал бедный Сквозник-Дмухановский. Над собой смеемся. Лучше-то не будет. И ЕГЭ тут совершенно ни при чем. Как написала одна из таких вот дев, "без летературы нет гормонии".
greenbat: (Default)
Кстати да. Лексика нашего детства для младого знакомого племени примерно то же, что для нас была карамзинская. [livejournal.com profile] arno1251 рассказывает:

Спрашиваю у младшей дочери (12 лет):
- Нюта, как ты понимаешь фразу "плачет девочка в автомате"?
- Да ерунда какая-то.
- Не ерунда. Что это означает, по-твоему?
- Ну, девочку запихнули в автомат. Кофеварку. Ей там тесно, она плачет. Ну или в эту... которая стрелялка...


Напомнило, как Митька в этом же возрасте был очень заинтригован упоминанием в "Двух капитанах" наркомата. Долго внимательно слушал разъяснения. Не уверена, что поверил.
greenbat: (Default)
Забавно, что фраза Бисмарка "Никогда не замышляйте ничего против России, потому что на каждую вашу хитрость она ответит непредсказуемой глупостью" широко известна в этой самой России, каждый встречный-поперечный норовит ее процитировать, а гораздо более поэтичная и уважительная Черчилля "I cannot forecast to you the action of Russia. It is a riddle, wrapped in a mystery, inside an enigma" (а как бы ее перевести... "головоломка, завернутая в тайну, внутри загадки"?) практически нет.
Что-то мнится такое, связанное с национальным кокетством "непредсказуемой глупостью", она же Элла Кацнельбоген загадочная русская душа.
Интересно, кстати, Черчилль был знаком с "утка в зайце, яйцо в утке, в яйце игла, на конце иглы кощеева смерть"? Ему бы понравилось.
greenbat: (Default)
Я опять заказал сакэ. И вот, отправляя в желудок чарку за чаркой горячей рисовой водки, я наконец задумался: что я делаю и какого черта здесь нахожусь?

- Охх блять... я пмаю, что русский с японцем - братья навек, но не до такой же степени. Митя, это все же анахронизм, чарка стилистически привязана к былинной России. Чем ипонцы пьют сакэ - чашками? Стаканчиками? Как эти маленькие дряни называются? Меняй, христаради.
- Хиппонский городовой... Хорошо тебе говорить - "меняй"! А как еще назвать эти падлы, только и похожие, что на наши солонки из фарфора? Стопарики, бля? Ну хорошо, пусть будет "чашку за чашкой" - это совсем не то, но я умываю руки от вашей сравнительной культурологии...

Разговор редактора и переводчика. Доставило. Поймала кайф. Единственное неудобство - все время хочется вмешаться в обсуждение.
Via [livejournal.com profile] soamo
greenbat: (Default)
Очень сообщество корректоров люблю. Во-первых, где еще увидишь бой кровавый из-за какой-нибудь задрипанной кавычки или запятой. А во-вторых, это неисчерпаемый источник счастья. И даже щастья. Например



Прекрасные, культурные люди работают в новосибирском "Деловом квартале". Пусть им будет хорошо.

Via [livejournal.com profile] wasm, спасибо ему.
greenbat: (Default)
У мемуаристки промелькнуло смешное слово – прюдка. В таком контексте: «Добрейшая хозяйка этого радушного дома была до того чопорна и до того прюдка, что закрывала даже шею платочком от нескромного взгляда. <…> У нее однажды сделалась рана на ноге, пригласили доктора, он нашел нужным осмотреть рану, и его заставили смотреть в дырочку на простыне, которая была повешена через комнату, на больную ногу, тщательно закрытую платками, кроме того места, где была рана».
(Наше всё ставит его в ряд с кокеткой как варваризм, только уточняет, что coquette уже обрусело, а prude еще нет. «Слово это означает женщину, чрезмерно щекотливую в своих понятиях о чести (женской) — недотрогу. Таковое свойство предполагает нечистоту воображения, отвратительную в женщине, особенно молодой». Ас Пушкин был строг.)

Так вот про авторшу приведенного отрывка, которая прюдкой отнюдь не была. Жизнь ее могла бы послужить основой для романов сестер Бронте или какого-нибудь сериала (тьфу-тьфу, не дай бог).
Родители выдали 16-летнюю девочку за боевого генерала, не спрашивая ее мнения. Генерал брал с Суворовым Измаил, был весь в орденах по самые бакенбарды, но на момент свадьбы ему стукнуло 52, тонкостью чувств он не отличался, был незатейлив, как мортира, и невеста, девушка возвышенных мыслей, питала к простоватому и самоуверенному вояке сильнейшее отвращение. Тем не менее отец решил побыстрее пристроить хорошенькую дочь от греха подальше. Греха с таким мужем ей действительно совсем не хотелось. «От любезничаний генеральских меня тошнило, я с трудом заставляла себя говорить с ним и быть учтивою». Бедняга генерал привозил ей вишен и заказывал платья, но физическую неприязнь никуда не денешь, ей было так скверно, что в конце концов она удрала от него, невзирая на детей. Жила одна, крутила романы, заслужив более чем сомнительную славу в свете, и в 36 лет влюбилась в шестнадцатилетнего мальчика, воспитанника кадетского корпуса. Или сначала он в нее, что вероятнее. Она наплевала на общественное мнение, мальчишка на вопли родни и карьерные соображения – хотя какие карьерные соображения могут быть в шестнадцать лет, - они родили сына и жили душа в душу несколько лет. Старый муж, грозный муж оказался крепок и отправился на тот свет только когда ей перевалило за сорок. Интересно, что, будучи вдовой, она могла получать за генерала приличный пенсион и жить безбедно, тем не менее выбрала другой путь и обвенчалась со своим Сашей. Прожили они вместе 40 лет. Он писал в дневнике: «Без нее, моей душечки, я бы изныл скучая. Все надоедает, кроме жены, и к ней одной я так привык, что она сделалась моей необходимостью! Какое счастье возвращаться домой! Как тепло, хорошо в ее объятьях. Нет никого лучше, чем моя жена». Она пережила его на четыре месяца.

Хотелось рассказать, а то какой-то монумент сделали из женщины. Мимолетное виденье, гений чистой красоты Анна Керн была дамой живой и страстной. И Пушкин мог бы в письмах к приятелям быть повежливее.
greenbat: (Default)
"Бездарность, талантливый -- новые площадные выражения, вкравшиеся в наш литературный язык. Дмитриев правду говорил, что наши новые писатели учатся языку у лабазников".
Князь Петр Андреевич Вяземский, 1841 год.
greenbat: (Default)
Вывалилась, как жук-скарабей, из подъездной норы с мешком мусора, и попала в почти Брюссель. Справа от двери стоял мальчик и, отдуваясь, сосредоточенно поливал стену. Ну, не так чтобы очень мальчик… Но, с другой стороны, это все же и не Брюссель.
Публика у нас на раёне за последние год-два очень сильно упростила свой подход к различным нуждам, но такого еще не было. Обычно эти фонтаны включают у помойных баков, там уже сложился своеобразный гений места, а тут, видно, собрались эстеты - у скамеечки, нежно обняв несколько бутылок «балтики», деликатно дожидался товарищ со старательно начесанной на лоб челочкой, а возле обложенной половинками кирпичей маленькой самодельной клумбы, где уже валялись опустошенные бутылки, шелестела укоризнами ее создательница – ветхая Анна Петровна с первого этажа. Старушка пыталась вернуть мальчика в географические реалии.
- Молодой человек… кха-кха… как же вам не стыдно… Вы же петербуржец… Ох…
Оба петербуржца явно ничего не слышали про доброго и злого следователя, поэтому, когда я открыла рот, очень удивились. Хорошо, что я из понаехавших, поэтому могу себе позволить. И позволила! Подобрав пустые бутылки, парочка побрела к следующему подъезду, обиженно бубня: «Чё такая дерзкая-то… А чё… Чё сразу из говна-то… Не из говна мы…» Соседка, как птичка гнездо, начала приводить в порядок свою помятую клумбу, робко на меня поглядывая – видимо, мой статус петербурженки рухнул словно штукатурка с потолка. И наконец, решившись, сказала:
- Танечка… Все-таки это нехорошо… Все-таки нельзя так говорить. «Быдло» - нехорошее слово.

*********
Да знаю я, знаю. И все-таки не понимаю, как это: быдло есть, а слова нету? Вообще ситуация напоминает историю с «ниггерами» - приличные люди с праведным ужасом вышвыривают из своего словаря эту комбинацию из семи букв, однако сами ниггеры при этом никуда не деваются и даже напротив – цветут и пахнут.
greenbat: (Default)
Митька с педагогическими нотками гудел, как шмель, в мобильник. Наконец кинул его на кровать и саркастично заметил:
- Прикинь! Чувак идет вдоль канала Грибоедова - а думает, что это Фонтанка. Вообще не ориентируется.
Я засмеялась:
- И это говорит человек, который еще два года назад путал Исаакиевский собор с Казанским. И потом, может, он не петербуржец?
Пропустив мимо ушей мою шпильку, сын пренебрежительно махнул рукой:
- Нет, он петербуржец. Просто он... - тут Митька задумался: - просто он - пассивный петербуржец.
О черт, насколько точно сформулировано. И впрямь, существуют петербуржцы активные и пассивные. Активные любят сами и получают от этого удовольствие, пассивных город... как бы это помягче... налюбливает, как только ему предоставляется возможность.
greenbat: (Default)
Я становился все более одесситом. Убедился в этом однажды в Пале-Рояле. Ко мне подбежал добродушный бледный мальчик в синем костюмчике и позвал играть в разбойники. Обсуждая с ним условия игры, я сказал вместо "мне" - "мине", что после двух месяцев проживания в Одессе казалось более правильным. Но мой новый знакомый вдруг взглянул на меня со страхом и заявил: "Мама не позволяет нам играть с детьми, которые говорят "мине". И он убежал. Я бросился к своей маме за разъяснениями".

Я-то росла на территории между моторным и шинным заводом в Брагино-бродягино, так что было бы странно родителям производить филологическую дифференциацию моих друзей-приятелей. Меня, впрочем, неукоснительно одергивали, и на какое-нибудь "дай карандашика" следовало ехидное "кусочек карандашика?". (Хотя, надо оговориться, материться было неприлично и в Брагино, и пьяные опухшие шинники прикрывали рот, глотая ненорматив, если мимо пробегали дети, - провинция, да.) Любопытно, сохранился ли хотя бы в столицах до советских времен способ безвестной одесской мамы выбора друзей для детей, или его вместе с манерными буржуями спалил очищающий пламень революции.

Забавно, как маленький Женя, отсеянный от благородных разбойников Пале-Рояля своей сниженной лексикой, осознал приобретенную ущербность: "Если мама пробовала выйти со мною на улицу в платке - я отказывался, плакал и кричал: "Ты как простая". И в страхе, с каким на меня взглянул добрый бледный мальчик в синем костюмчике, я угадал то же чувство. Я говорил, как простой! Я стал следить за своим языком, щедро уснащать его словами, доказывающими мое благородство".
И ведь семья далеко не аристократов - так, зажиточные разночинцы.

Кстати, в каком-то из ЖЖ на днях промелькнула тема "что изменилось за прошедшее столетие". Кажется, никто не упомянул о изрядно расплывшейся языковой норме; то, что воспринималось диким, сейчас выглядит абсолютно нормально. И задом наперед, совсем наоборот.
greenbat: (Default)
Рассказывает, как поэт Симеон Полоцкий, "в те дни молодой и смелый", носил свои стихи к Сологубу, казавшемуся им тогда почти привидением. Полоцкий зашел к квартиру и представился: "Симеон Полоцкий". Старик оглядел его и отвечал сурово: "Не похож". К стихам молодого дарования отнесся так же. Однако в прихожей подал мальчишке пальто. Полоцкий от конфуза воспротивился. Сологуб топнул ногой и крикнул свирепо: "Это не лакейство, это вежливость!"

Схожая история существует про академика Павлова, у которого в такой же ситуации законфузился студент, а Павлов сказал: "Поверьте, милостивый государь, у меня нет никаких причин к вам подольщаться".
Что Сологуб, что Павлов отнюдь не из графьев, кстати. Тем не менее среда обучала вежливости. Это было естественно, и потому бесценно.

У вас есть знакомые, которые подают пальто? Не дамам, а просто гостям или посетителям.
Жаль, если это совсем-совсем ушло, как приподнимание шляпы при встрече - обычай бессмысленный, но милый.
А какие вообще сохранились проявления вежливости? Пропустить даму вперед. Уступить место. (Девушки, нам везет, мы объект вежливости.) Не заметить пролитое на скатерть вино. М-м... Еще?
greenbat: (Default)
Тяжёлый барс, нахмуря брови
Рычит. И правильно рычит.
Ему охота нашей крови,
Но он ее не получит.

Суровый барс рычит ужасно.
Боюсь, что просто не снесу.
Но крови хочет он напрасно:
Я не отдам ее барсу!

Тяжелый барс в экстазе бился:
Прожорлив, словно крокодил,
Он до отвала насытился,
И нам под дверью нагадил.

Все остальное здесь.
Давно, правда, затмили, три года назад, но это неважно. У меня не френды, а золото.

Updage. Нет, не могу не добавить чудесную пародию [livejournal.com profile] seminaristа:

Ужасен мой внешний вид,
Мой внутренний мир - геенна.
Из зеркала, скалясь, глядит
Помесь верблюда с гиеной.

Когда я иду по городу
Прохожие люди пугаются,
Только взглянут на морду -
И по углам разбегаются.

Чудище - шепчут трусливо -
Обло, озорно, огромно...
А ведь раньше была я красивая -
Постригли вот только неровно.

Пойду в салон куафюры
И скажу им там - тихо, но внятно:
Постригли в чудовища, дуры -
Теперь расстригайте обратно!

Отсюда.
greenbat: (Default)
Рикман читает сто тридцатый сонет Шекспира. Таким голосом, наверное, говорил змей-искуситель в Эдеме, а иначе на фига Еве сдалось то яблоко.
Собственно, даже знание английского не обязательно, чтобы слушать.

Read more... )
Page generated Jun. 22nd, 2017 08:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios