greenbat: (Default)
[livejournal.com profile] avmalgin выложил подборку фотографий. Причем классическое: "Все постарели, особенно девочки" сюда не подходит. Лучше всего муж сформулировал. Посмотрел на фотографию Матвиенко, ошарашенно помолчал и молвил: "Да-а... Вот что блядство с людьми делает".



Update. Комменты потерлись по техническим причинам. Короткое замыкание у меня в мозгу.
greenbat: (Default)
Бабушка тут наша ударилась в воспоминания, сделав крен в сторону БАМа. Байкало-Амурской магистрали то есть. (Периодически обнаруживаю такую информационную пропасть между поколениями, что рука тянется ставить сноски абсолютно на все.) У меня с БАМом конкретные радужные ассоциации - красавчик Дин Рид в джинсовой куртке, взобравшийся на вагон и поющий оттуда победную песнь. Дин был мой кумир, поэтому стройка мне представлялась в романтической дымке. Бабушку же нашу при ее упоминании изрядно перекосило.
И я с интересом узнала, что юные свердловчанки от комсомольской путевки на БАМ прятались и отмазывались всеми своими несознательными силами, совершенно как нынешние призывники от армии. Одна из подружек, двадцатилетняя Лариска Гогина, все же была туда делегирована от свердловского райкома комсомола с прежнего места работы - тихого главпочтамта. Через три-четыре месяца с выпученными от ужаса глазами появилась в отчем доме, позорно сбежав. Рассказывала она какие-то страшные вещи, в частности шепотом поведала, что одну из домашних девочек-комсомолок закатали в асфальт.
То есть как? - изумилась я. - Какой еще асфальт? Кто закатал?
Бабушка поджала губы: "Ну, кто. Мужики. Там всякие были".
Не знаю, правда, насчет асфальта, но жить дома несчастная Гогина уже не могла. Государство нахмурилось. Ее не только не прописали обратно, но стали дожимать, чтобы она возвращалась на стройку века. И Лариска спряталась в деревне у родственников, что тоже не сахар, но с БАМом, видимо, рядом не стояло.
Ну, и чего ради все это было, если посмотреть сейчас на те места, где Рид в трудовом экстазе катил тачку.
Впрочем, он тоже плохо кончил, бедняга.
greenbat: (Default)
Проснулась от звонка несчастного соседа, у которого течет с потолка. Таджикские мцыри опять пробили крышу. Здравствуй, оттепель. Прощай, штукатурка.
В качестве моральной компенсации зато побывала в Сикстинской капелле.
http://www.vatican.va/various/cappelle/sistina_vr/index.html
Чтобы гулять по залу, перемещайте мышку, удерживая левую клавишу, приближение и удаление изображения колесиком или "+" и "-". Самый кайф опять-таки на потолке.
Благодарности за столь духоподъемную ссылку[livejournal.com profile] vadim_i_z
greenbat: (Default)
Про Толстого зато вспомнила хорошее. Он очень уважал Жюля Верна, читал его вслух детям, да и сам зачитывался: "Вокруг Луны", "Двадцать тысяч лье под водой", "Дети капитана Гранта", "Приключения трех русских и трех англичан в Южной Африке", "Вокруг света в восемьдесят дней". Вслух. Вы толщину верновских книг помните? Вообще-то хочу спросить - когда он успевал?!
Мало того - он рисовал ко всему этому картинки. Именно что не иллюстрации, а картинки. Как я Митьке маленькому рисовала - а из меня художник как из... гм... клубничного желе пуля. Зато с любовью рисовала. Вот и Лев Николаевич так же. В общем, когда я эти рисунки посмотрела, представила, как он увлеченно возюкал пером по листу (бороду небось в чернилах пачкал, Софья Андреевна ругалась), и прониклась. Хотя вообще-то от морализаторов быстро устаю, в силу своего духовного убожества. Читаю и преклоняюсь - но внутренне пребываю в некотором раздражении.
А рисунки эти меня даже, пожалуй, и примирили с поучениями. Был столп русской литературы, зануда в семейной жизни и зеркало русской революции - и вдруг стал виден папа и любитель приключенческой литературы.

Вот как сын Илья потом вспоминал: "Каждый день он приготовлял к вечеру подходящие рисунки, и они были настолько интересны, что нравились нам гораздо больше, чем те иллюстрации, которые были в остальных книгах. Я как сейчас помню один из рисунков, где изображена какая-то буддийская богиня с несколькими головами, украшенными змеями, фантастическая и страшная. Отец совсем не умел рисовать, а все-таки выходило хорошо, и мы были страшно довольны. Мы с нетерпением ждали вечера и всей кучей лезли к нему через круглый стол, когда, дойдя до места, которое он иллюстрировал, он прерывал чтение и вытаскивал из-под книги свою картинку".

И сам, поди, сиял.



"Филеас Фогг был свободен. Он подошел к сыщику. Пристально взглянул ему в лицо, он сделал первое и, вероятно, последнее быстрое движение в своей жизни: отвел обе руки назад и затем с точностью автомата ударил кулаками злосчастного сыщика.
- Хороший удар, черт возьми! - воскликнул Паспарту..."




"Три жреца с горящими яростью глазами набросились на Паспарту, повалили и, сорвав с него ботинки и носки, принялись колотить его... Сильный и ловкий француз мгновенно вскочил. Ударом кулака и пинком ноги он сшиб с ног двух противников, запутавшихся в своих длинных одеяниях..."

Мне кажется, или Паспарту очень похож на Горького?
Read more... )
greenbat: (Default)
Я тут такое вычитала! Не могу молчать.

Темная ночь. В густой сетке дождя возникает фигура неизвестного. Настороженно прислушиваясь и озираясь, он освобождается от парашютных строп. Сверившись с картой, он убеждается в том, что находится у цели.
Дождь стихает. Далеко в горах мерцают огни селения. Незнакомец сбрасывает комбинезон и остается в гимнастерке с нашивками за ранения. Сильно прихрамывая, он уходит в сторону селения.
Солнечное утро. В колхозных садах кипит весенняя работа. Не торопясь, лениво потягиваясь, идет на работу Гико. Спешат девушки лучшей бригады колхоза. С ними бригадир — молодая веселая...


На этом месте я свалилась со стула. Потому что, как выяснилось, это сюжет балета "Гаянэ". К которому, в частности, Хачатурян написал свой танец с саблями. Который танцуют пограничники на колхозном празднике.
Особенно пронзил следующий момент:

Возвратившаяся Гаянэ понимает, что перед ней враг. Угрожая, неизвестный требует, чтобы она сказала, где находятся материалы геологов. Во время схватки падает ковер, закрывавший нишу. Там мешок с кусками руды.

Это я убил шпиона Гадюкина!

(Шпионы пробрались на балетный сайт и установили там вирус с часовым механизмом. Поэтому для страждуших кладу содержание под кат.)
Read more... )
greenbat: (Default)
В музее воды прекрасный экспонат выставлен. А вы говорите - распалась связь времен. Да она живее всех живых.
Ночная ваза, 19 век.

greenbat: (Default)
Танька вернулась из Швеции.
- Ну как шведы?
- Скромные какие-то, - отвечает ребенок неодобрительно. - Даже застенчивые. И политкорректные до отвращения.
Вот тебе раз, думаю. Стухли викинги.
Стали разбирать фотографии. А там вот это. Встречает приезжающих в университетский центр Упсалу. Хорошие русские девочки поехали в средоточие шведских наук и религий посмотреть на серебряный кодекс V века.
Что это, доктор? Одичавший Карлсон в подсолнухах? Почему его кнопка похожа на ракетный комплекс?
В общем, поторопилась я шведов осуждать. Что-то там еще тлеет под культурным слоем.



Искусство целиком и полностью под катом
Read more... )
greenbat: (Default)
Забавно, что фраза Бисмарка "Никогда не замышляйте ничего против России, потому что на каждую вашу хитрость она ответит непредсказуемой глупостью" широко известна в этой самой России, каждый встречный-поперечный норовит ее процитировать, а гораздо более поэтичная и уважительная Черчилля "I cannot forecast to you the action of Russia. It is a riddle, wrapped in a mystery, inside an enigma" (а как бы ее перевести... "головоломка, завернутая в тайну, внутри загадки"?) практически нет.
Что-то мнится такое, связанное с национальным кокетством "непредсказуемой глупостью", она же Элла Кацнельбоген загадочная русская душа.
Интересно, кстати, Черчилль был знаком с "утка в зайце, яйцо в утке, в яйце игла, на конце иглы кощеева смерть"? Ему бы понравилось.
greenbat: (Default)
Не нашла взаимопонимания с мужской частью семейной ячейки.
Прибежала на кухню поделиться впечатлениями от статьи о Глебе Травине - путешественнике на велосипеде. Небось на том свете в компании с Бомбаром и Хейердалом только и ходит, травят друг другу байки про свои приключения. Фантастическая личность - в начале тридцатых проехал на велосипеде вдоль границ страны. Без запаса продовольствия. Без средств связи. 85 тысяч километров. Вдоль границ - включая арктические области. Еще и красив, как Гойко Митич.
Меня от впечатлений распирает, надо же с кем-то поделиться. Я встала у них за спиной и давай потрясать над макушками мужа и сына восклицательными знаками, ахать и руками махать.
- Представляете, - говорю, - на велосипеде! Ну послушайте же! По ледяной пустыне едет мужик на велосипеде! Спицами сверкает! С медвежонком белым подружился! В лед вмерзал! Кладбище мамонтов видел!
А у них мочилово в разгаре. В Мобстерах организовали русскую мафию и на корню изводят рыхлых американских клерков, аж дым от монитора идет, как от перегревшегося машингана. Им только мужика на велосипеде не хватало и мертвых мамонтов.
Я не отстаю. Ну, блин, должны же они как-то отреагировать! В конце концов, такая история героическая.
Наконец муж, как более опытный человек, понимает, что я не отстану, и вежливо спрашивает:
- Мужик? На велосипеде? Э... А... Интересно. Какой марки велосипед?
- Не... не знаю... Кажется, там не написано... Что за бестактный вопрос!
Тут Митька грабит очередного клерка, у него образуется затишье и он наконец подключается к беседе. Осмысливает информацию и сердито сообщает:
- Это же дебилизм!
- Что ты говоришь! Почему дебилизм?! Это романтик! Путешественник! Без таких людей не развивался бы мир.
- Дебилизм гробить свою жизнь. Зачем он туда поперся? Кому от этого хорошо? А если бы он там помер, никто бы об этом не узнал, и всем было бы наплевать!
Я возмущена. Прямо на моих глазах немытые лапы жителей мегаполиса хватают за горло романтику.
- А врачи?!
- Что врачи?
- Врачи, которые прививали себе опасные болезни? Тоже дебилизм? Уайт себе чуму привил!
- Так то Уайт, - непреклонно парирует Митька с интонациями мамы дяди Федора. - От него польза была.
Тут как раз с танцев Танька возвращается. Опять с розами.
- Таня, - жалуюсь я. - Эти черствые люди называют дебилизмом романтика-велосипедиста. Он через Арктику проехал, его песец укусил, а они говорят - дебилизм. Идем, я тебе его фотографию покажу.
Танька, посмеиваясь, идет смотреть фотографию.
При виде красавца Травина дочь одобрительно поднимает бровь:
- Мда... Про такого нельзя сказать - дебилизм.
- Вот! Правда же?! Представляешь, посреди ледяной пустыни едет и сверкает спицами!
- Нет. Не надо снежной пустыни. Можно и так, без пустыни. И велосипеда тоже не надо.

Вот он, великий путешественник-велосипедист.
Read more... )
greenbat: (Default)
Скажите, родители школьников, нет ли у вас такого впечатления, что учителя литературы почти перестали задавать учить наизусть? Я, разумеется, будучи школьницей считала, что это действие злостное ущемление моих человеческих прав и напрасный перевод дефицитных аксонов и нейронов, но сейчас-то думаю по-другому. Что-то практически не слышу заветного бубнежа. То ли учителя махнули на все рукой, то ли... ну, то ли мальчик меня разводит, как глупую утку.

А вот еще, смотрите, какой чтец-декламатор. Впрочем, в садике мы тоже много стихов знали.

greenbat: (Default)
Ух ты. Фантастический парень. Я вообще неровно дышу к людям, умеющим что-то делать очень хорошо, но тут совсем снос крыши. Главное, неожиданно.

greenbat: (Default)
Петр Алексеич, мин херц, озадачил указом.

"Замечено, что жены и девицы, на ассамблеях являющиеся, не зная политесу и правил одежды иностранной, яко кикиморы одеты бывают. Одев робы и фижмы из атласу белого на грязное исподнее, потеют гораздо, отчего гнусный запах распространяется, приводя в смятение гостей иностранных.
Указую: впредь перед ассамблеей мыться в бане с мылом, со тщанием и не только за чистотой верхней робы, но и за исподним также следить усердно, дабы гнусным видом своим не позорить жен российских".

А как же наши пресловутые бани по субботам? Да и иноземцы не сказала бы что жуть какие чистоплотные были, сам Петр и кривился ("а впрочем, Париж воняет"). Сомневаюсь что-то, что они благоухали фиалками. Кстати, в Manuel de civilite, французскому руководству по бонтону, не рекомендовалось умываться водой, "ибо это делает лицо зимою более чувствительным к холоду, а летом к жаре".
greenbat: (Default)
Запишу для себя. В воспоминаниях Олега Волкова о ГУЛАГе и Соловках есть такой эпизод: "Все филологи считали, что своим водворением на остров они обязаны Юрию Александровичу Самарину, сотруднику их института, исправно несшему службу осведомителя. Он несусветно оговорил всех на следствии, топил на очных ставках".

Ну оговорил и оговорил, мало ли таких было. Но дальше Волков пишет: "Слава богу, - говорил Георгий, - что нет в живых Александра Дмитриевича. Что бы с ним было? Узнать такое о единственном сыне, надеже рода... А каково будет Лизе? Ведь об этом надо дать знать в Москву, предостеречь. И такое могло случиться в семье Самариных!" (Это же подтверждает художник Арцыбушев: "Мне были известны дома и семьи, в которых он бывает, и в которых его принимают как своего, в то время как он сексот!… Юша Самарин, родной сын того, неподкупного и честного Самарина…, мы все ему доверяли, как своему, как честному, своему человеку. Юша Самарин — сексот… В 1946 году следователь на первых же допросах достал толстую папку и стал из неё зачитывать мне все мои разговоры с этим их сексотом.)

Неподкупный Александр Дмитриевич Самарин, конечно, человек известный. Обер-прокурор Синода, истово верующий, кристально честный, по словам того же Волкова: "В Петербурге говорили, что с его уходом в правительстве не осталось ни одного порядочного человека. Московское дворянство поспешило тогда выбрать Александра Дмитриевича своим губернским предводителем". Сгинул, конечно, в тридцатых, в Костроме, после нескольких арестов. Но дело не в этом. Женой Александра Самарина, и следовательно, матерью Юши, была Вера Мамонтова. Когда она была маленькая, в их поместье приезжал 22-летний художник и рисовал ее портрет. Совсем замучил ребенка - это ж с ума сойти, столько сидеть на одном месте. Но зато и портрет получился...



Read more... )
greenbat: (Default)


Вот это зеленое окно, господа, все вы носите у себя в карманах и сумках. А когда его там долго нет, начинаете беспокоиться. Конечно, оно в сильно уменьшенном размере, но все же присутствует. Это окно ярославской церкви Усекновения главы Иоанна Предтечи в Толчковской слободе, которая изображена на тысячерублевой купюре.

Достали? Посмотрели?



Не знаю, кто несколько лет назад выбрал именно эту, забытую всеми, включая ярославцев, церковь, чтобы украсить денежный знак, но одно точно - человек был со вкусом. Толчковская церковь, построенная в свое время в слободе кожевников, красива так, что захватывает дух. Архитектор, чье имя не сохранилось, и мастера XVII века умели много гитик.
Read more... )
greenbat: (Default)
Известный рисунок да Винчи, на котором видно, как Леонардо представлял физиологию и анатомию процесса размножения хомо сапиенсов, - по специальному каналу вдоль позвоночника сперма идет не из каких-то там невнятных глупостей, а из мозга. Гений он и есть гений. Жаль, гипотеза не подтвердилась. Мысли, передающиеся половым путем! Научные работники, писатели и поэты гонялись бы друг за другом как на сатурналиях. Впрочем, хорошо, если передатчик - доктор математических наук, секретный физик. А если шизофреник? Или вообще ведущий ток-шоу? Страшно даже вообразить последствия.

greenbat: (Default)
Некоторые особо отличившиеся комментаторы заставили вспомнить такой исторический факт.

В XVIII веке, при Екатерине II, посетила Москву царица грозная - чума. Распространилась она стремительно по очень простой и обычной причине - распознавший черную смерть и заметавшийся с требованиями что-то предпринять врач Шафонский был признан паникером и, как бы сейчас сказали, скандалистом, так что карантин введен не был, первых мертвецов зарывали втихаря. Это быстро привело к тому, что в день умирало около тысячи человек. (Сколько тогда было всего жителей? Ну, предположим, тысяч двести - поправьте, знающие.) Городское руководство как подорванное ускакало в свои имения.
Все было как у больших - Москва оказалась завалена трупами, по улицам бродили немногочисленные мортусы из освобожденных колодников в промазанных дегтем робах с дырами для глаз и рта, железными крючьями выволакивали тела и вывозили на кладбища, где зарывали в общих могилах.

В это время пронесся слух, что икона Боголюбской богоматери у Варварских ворот дает избавление от мора. Народ валом повалил к иконе, неся пожертвования. Можно представить, как огромное скопление людей в одном месте, прикладывание к иконе могло подхлестнуть эпидемию. И московский архиепископ Амвросий (в миру Андрей Степанович Зертис-Каменский, сейчас бы его, наверное, назвали интеллигентом в шляпе - занимался в основном переводами с иностранных языков, был знатоком архитектуры) отдал распоряжение убрать Боголюбскую богоматерь и укрыть в одном из монастырей, а ящик для пожертвований опечатать. "Матушку-заступницу украли у народа! Грабят Богородицу!" Толпа ударила в набат, а затем, прихватив топоры и колья, отправилась в Чудов монастырь, где в духовной консистории должен был находиться архиепископ. Но поскольку тот заблаговременно укрылся в Донском монастыре, то - не пропадать же добру - разгромила карантины и чумные больницы, а заодно и винные склады, не без этого.

Но если люди чего-то хотят, то им же надо это дать. Так что Амвросия отыскали в Донском монастыре на хорах над алтарем, выволокли оттуда, и «близ двух часов били дубьем до смерти... отрубя несколько от главы, коя часть над глазом и осталась висящею». Правда, перед смертью дали поцеловать образ Донской Богоматери.
Там его и похоронили. Надгробье не сохранилось, вот разве что переводы.

Так просто, к слову пришлось.
greenbat: (Default)
http://ptitza.livejournal.com/510161.html Интересно, эта Марина Орлова сама додумалась или слямзила идею у Биггла-младшего. Верю, что читатели красно-белой Библиотеки фантастики помнят рассказ "Какая прелестная школа". Чертовы фантасты, вечно все предскажут.

Марджори Мак-Миллан предстала в соблазнительно легком костюме, состоящем только из трусиков и лифчика. Камера превосходно передавала его золотисто-алую гамму. Марджори Мак-Миллан прошлась в танце и мимоходом нажала кнопку крупного плана доски.
- Пора приниматься за работу, дорогие кошечки и котики, - сказала она. - Вот это называется "предложение". - Она произносила фразу вслух, пока выписывала ее на доске. - Человек... шел... по улице. "Шел по улице" - это то, что делал человек. Это называется "сказуемое".
greenbat: (Default)
C одной стороны, чеховские письма - потрясающе интересное чтение по обилию общей информации и тому, насколько живой человек-автор в них виден (сравнимы только, пожалуй, с пушкинскими). Именно в силу последнего читать их, особенно письма к жене, очень неловко, и совершенно не помогают самоуверения, что и он, и она умерли давным-давно. Привычный парадокс - редакторы издания старательно вымарывали ненорматив, известный всем читателям от мала до велика (мал и мерзок - не так как вы, иначе), а мучительно интимные обращения к Книппер вытащили наружу для любопытствующих потомков.

В общем, письма опасная штука, к тому же предательски демонстрируют то, что автор по мере взросления постарался бы, скорее всего, забыть или скрыть. "Теперь о невесте и Гименее. <...> Моя она - еврейка. Хватит мужества у богатой жидовочки принять православие с его последствиями, ладно, не хватит - и не нужно. К тому же мы уже поссорились... Завтра помиримся, но через неделю опять поссоримся... С досады, что ей мешает религия, она ломает у меня на столе карандаши и фотографии - это характерно... Злючка страшная... Что я с ней разведусь через 1-2 года после свадьбы, это несомненно..." Возраст двадцати шести лет еще можно характеризовать как "молодой дурак", но бедный Антон Павлович, знал бы он, что Дунечка Эфрос, подружка сестры и несостоявшаяся жена, погибнет в Треблинке в сорок третьем году, депортированная нацистами из дома престарелых именно как еврейка, может, и не было бы в письме к Билибину этих строк.

Довольно много о медицине, ну, здесь немногое изменилось. "Кстати по медицинской части. Найдено средство от рака. Вот уже почти год, как с легкой руки русского врача Денисенко пробуют сок чистотела, или бородавника (chelidonium), и приходится теперь читать о поразительных результатах".
greenbat: (Default)
Рикман читает сто тридцатый сонет Шекспира. Таким голосом, наверное, говорил змей-искуситель в Эдеме, а иначе на фига Еве сдалось то яблоко.
Собственно, даже знание английского не обязательно, чтобы слушать.

Read more... )
greenbat: (Default)
Люблю Паустовского. Можно сказать, это один факт из флэшмоба о ста фактах. За порядочность, спокойный слог, за стыдящийся самого себя романтизм. За отсутствие надрыва. Удивительно, как он умудрился уцелеть в те годы с такими качествами. Хотя есть, конечно, вещи, которые мне у него не нравятся. Причем лет двадцать назад они же казались щемяще-трогательными, а сейчас почему-то вызывают чувство неловкости.
А недавно читаю следующую фантастическую историю. В конце пятидесятых в Россию приехала Марлен Дитрих. Что в связи с этим творилось, нетрудно догадаться. Дом кино был забит москвичами под люстру. А Дитрих, эта небожительница, в платье, "расшитом камнями", как выразился один восторженный журналист, в конце концерта сказала, что очень любит русского писателя Константина Паустовского, и мечта ее жизни - с ним встретиться. И не то он случайно оказался в зале, не то был некий закулисный договор, но только овациями скукожившегося от смущения Паустовского вынудили подняться на сцену. Тогда Марлен, Голубой ангел, подошла, опустилась перед стариком на колени и поцеловала ему руку. Поцеловала, обливаясь слезами. Зал обмер.
Красиво, правда?
А рассказ, о котором она говорила, что это самое большое литературное событие в ее жизни, - "Телеграмма". И я, конечно, сразу кинулась его читать. Лучше бы я его прочитала двадцать лет назад.
И еще. История красивая, слов нет. Но мне неловко смотреть на эту фотографию. Такие вещи не должны происходить перед публикой. Не сомневаюсь, что Дитрих был искренна. Тем более она актриса, звезда... Но все же... Как там... торгует чувством тот, кто душу выставляет напоказ. Как-то так.

Page generated Jun. 22nd, 2017 08:35 pm
Powered by Dreamwidth Studios