greenbat: (Default)
Что дневники Чуковского, что воспоминания Надежды Мандельштам исключительно интересны, конечно, но читать их неловко - настолько злоязычны оба. За них неловко. Особенно Мандельштам, поскольку отдают записки эти порой бабьим взглядом в спину уходящей под ручку с любовником соседки. И ее самой, и Ахматовой, и Судейкиной давно на свете нет, а почитаешь - и симпатична как раз Судейкина с ее хрупкими чашками, милыми женскими ухищрениями и куклами (в каком-то смысле хорошо, что после нее не осталось таких вот записок):

"Ахматова считала Ольгу воплощением всех женских качеств и постоянно сообщала мне рецепты, как хозяйничать и обольщать людей согласно Ольге Афанасьевне Глебовой-Судейкиной, козлоногой героине "Поэмы", в которой нет героя. Тряпка должна быть из марли - вытереть пыль и сполоснуть... Чашки тонкие, а чай крепкий. Среди секретов красоты и молодости самый важный - темные волосы должны быть гладкими, а светлые следует взбивать и завивать. И тайна женского успеха по Кшесинской - не сводить "с них" глаз, глядеть "им" в рот - "они" это любят... Это петербургские рецепты начала века. Я говорила: "Старина и роскошь", но Ахматову переубедить не могла".

И рецепты, между прочим, до сих пор актуальны.
greenbat: (Default)
Какой кайф эта "Школа злословия" с Басинским. Давно так не наслаждалась, хотя информационно вроде бы ничего нового. Не в том даже дело, что гость передачи - интересен и... обаятелен? - нет, не так, скорее здесь обаяние образованности и воспитания, все это в одну лексему не сольешь. Просто всем им ужасно интересно то, что они обсуждают, и так они это смачно делают, что все время хочется вмешаться, подтащив к столу свою табуретку: "А вот еще у Толстого..."
Только очень сильно удивила Дуня с утверждением, что Сурков В.Ю., мол, похож на Победоносцева (или наоборот). Нет уж извините. Победоносцев мощнейшая фигура, хоть и страшноватая, а Сурков из банной мокроты завелся и относится к истории совсем про другого писателя.

В общем, хорошо, но мало и по верхам. Еще бы пару часов.
greenbat: (Default)
У Толстого споткнулась о следующую фразу.

- Вечно спорят! - громко хохоча, проговорил старик Корчагин, вынимая салфетку из-за жилета, и, гремя стулом, который тотчас же подхватил лакей, встал из-за стола. За ним встали и все остальные и подошли к столику, где стояли полоскательницы и налита была теплая душистая вода, и, выполаскивая рты, продолжали никому не интересный разговор.

Сразило примерно как мозольный оператор Натали Пушкиной. Это что же - и дамы, и господа - все вместе полоскали рты в столовой? И булькали? И сплевывали? Как плебейские пионеры в лагере у умывальников?
Или не сплевывали? Миль пардон, что я о таких подробностях, но интересно же.
greenbat: (Default)
Шабаш знатоков Стругацких и Роулинг. Все уже тут были? http://malsinc.livejournal.com/1675239.html

Земля зашевелилась, и из траншеи вылез Волан-де-Морт. Он был без валенок.
- Поясняю для прессы, - сипло сказал он.

Полумна Лавгуд дрожала, шепча: "Что ж это будет? Гарик, я боюсь!" Что касается меня, то я выпячивал грудь, хмурил брови и боролся со страстным желанием позвонить Долорес Амбридж. Мне ужасно хотелось снять с себя ответственность. Это была слабость, и я был бессилен перед ней. Долорес Амбридж представлялась мне сейчас совсем в особом свете. Я был убежден, что стоило бы Долорес Амбридж появиться здесь и заорать на дементора: "Вы это прекратите, товарищ дементор!" - как дементор немедленно бы прекратил.
greenbat: (Default)
Ох и штормило графа Льва Николаича... Но как формулирует!

...я аристократ, и по рождению, и по привычкам, и по положению. Я аристократ потому, что вспоминать предков — отцов, дедов, прадедов моих, мне не только не совестно, но особенно радостно. Я аристократ потому, что воспитан с детства в любви и уважении к изящному, выражающемуся не только в Гомере, Бахе и Рафаэле, но и всех мелочах жизни: в любви к чистым рукам, к красивому платью, изящному столу и экипажу. Я аристократ потому, что был так счастлив, что ни я, ни отец мой, ни дед мой не знали нужды и борьбы между совестью и нуждою, не имели необходимости никому никогда ни завидовать, ни кланяться, не знали потребности образовываться для денег и для положения в свете и тому подобных испытаний, которым подвергаются люди в нужде. Я вижу, что это большое счастье и благодарю за него Бога, но ежели счастье это не принадлежит всем, то из этого я не вижу причины отрекаться от него и не пользоваться им.
Я аристократ потому, что не могу верить в высокий ум, тонкий вкус и великую честность человека, который ковыряет в носу пальцем и у которого душа с Богом беседует.
Все это очень глупо, может быть, преступно, дерзко, но это так.

Via [livejournal.com profile] bushicat, via [livejournal.com profile] shkripka.
greenbat: (Default)
Ницше оказался неплох. Правда, мне показалось, что к женщинам он относится примерно как и конкурировавшие с ним древние греки. Зато прекрасно разбирается в особенностях ведения ЖЖ и психологии блогеров. Цитирую.

"Кто что-либо рассказывает, у того легко можно подметить, рассказывает ли он потому, что его интересует факт, или потому, что он хочет заинтересовать своим рассказом. В последнем случае он будет преувеличивать, употреблять превосходные степени и т.п. Тогда он обыкновенно рассказывает хуже, так как думает не столько о деле, сколько о себе".

И ведь прав. Сколько тысячников упало в эту бездну. Частично поэтому я уже год не могу дописать про Норштейна и варежку.
greenbat: (Default)
Помнится, интересовалась, почему стала возможна "культурная революция", как мог длиться годами абсурд такого гомерического масштаба. На что borisl посоветовал найти "Три дочери Китая. Дикие лебеди". Ну вот читаю. Мелко крестясь - все же хорошо, что мы живем сейчас, хотя, с другой стороны, все очень близко и во времени, и в пространстве.

Вообще сокрушительный текст. Даже не знаю, с чем сравнить. Какая-то смесь из "Унесенных ветром", "Тихого Дона" и "Крутого маршрута". И все не дотягивает до "ДЛ". По сути, история Китая двадцатого века, рассказанная на примере судеб бабушки, мамы и дочери этой самой дочерью. Очень спокойно, даже почти безучастно - возможно, результат двойного перевода.
Некоторые моменты поражают сходством с нашими перипетиями, другие обжигают китайской спецификой. Эти ножки женские несчастные, искалеченные. Долго буду помнить бабку героини, семенившую по дому, отвешивавшую поклоны направо и налево и каждый день молившую Будду, чтобы в следующий день рождения он не делал ее женщиной. "Кошкой, собакой, только не женщиной", - бормотала она, семеня по дому и извиняясь на каждом шагу.

Мать. Сороковые, революция идет полным ходом, девочка из интеллигентной семьи вышла замуж за бравого коммуниста, они пробираются в другой район страны следующим образом - муж едет на джипе, юная жена со скаткой на спине ковыляет на подгибающихся ногах в составе отряда.
"Вечером того дня, когда она чуть не утонула в реке, мама рискнула выяснить с мужем отношения. Неужели он не может хоть иногда брать жену в свой джип? Он ответил резко: такой поступок сочтут кумовством, ведь ей машина не полагается. Папа твердо решил бороться с вековой китайской традицией опекания родственников. Когда она возразила, что ее подругу нес муж, папа ответил: это совсем другое дело, ведь подруга - старая коммунистка. <...> Как-то вечером она не выдержала и разрыдалась. Отец лежал рядом с ней. Заплакав, она отвернулась от него и уткнулась в рукав, чтобы заглушить рыдания. Пара тут же проснулся и поспешно прикрыл ей рот рукой. Сквозь слезы она слышала, как он шепчет ей: "Не плачь громко! Если услышат, тебя будут критиковать!"
Read more... )

Сейчас подумала: а ведь если бы тогда уже началась эпоха телевидения - может, и не пережил бы Китай культурной революции.
greenbat: (Default)
Перед сном, уже со спичками в глазах, дочитывала "Лучший из них" Дунского, Фрида и Шекспира. В некотором смущении. Не столько от урагана лексики и страстей, хотя и то и другое сшибает с ног, сколько от внезапного соображения, что я, оказывается, периодически ботаю по фене. У дедушки, старого лагерника, врага народа и англо-французско-турецкого шпиона, такой был образный яркий язык - всегда восхищалась. Ну вот и осталось, как выясняется, на память. Надо следить за собой повнимательнее, а то неудобно - приличная женщина, и вдруг говорит: "А ну, убери грабки".
(По ссылке детям, беременным женщинам и пуристам лучше не ходить.)
greenbat: (Default)
А-а! Какого прекрасного автора мне посоветовали!

С окнами сегодня не везет. В одном, на первом этаже, я увидала котика. Голову он спрятал куда-то под крыло, виден был лишь увесистый серый зад. Меня кольнуло неуловимое предчувствие: вот-вот котик встрепенется - и покажет свое лицо. Я торчала под этим окном и улыбалась. И тут кисейный занавес поднялся. Возникла пожилая женщина, окинула меня холодным взглядом. И унесла с подоконника шапку-ушанку, которая так и не встрепенулась, так и не показала своего лица. Не всем предчувствиям стоит верить.

***

- Ищите еще полтинник, - железным голосом сказала кассирша. - Или разменяйте где-то ваши деньги.
И здесь мой взгляд упал на объявление, что вход в туалет бесплатный, если предъявить билет на сегодняшнее число. Я обрадовалась, извлекла из кармана билет. Тонкий, будто чек, смятый вчетверо листок.
Кассирша развернула его и возмутилась:
- Что вы мне дали? И причем тут жадность? Я же говорю: просто сдачи нет!
Оказалось, в моем кармане был не один тонкий листок. Кассирше попалась бумажка, где плясала надпись ЖАДНЫЙ ПЫЖЫК.
Не помню, в каком угаре я царапала эти буквы, но это был их звездный час.








Я не жадный пыжык. Я всегда делюсь хорошим.
Кстати про котов. Девушка там еще пишет, что коты иллюзорны. Вот! Именно это слово! Вспомнила, как к Таньке пришла подружка, они сидели на кухне, а я в это время в коридоре ругала Шизика за то, что он опять сидит в обувном негигиеничном углу. И даже в педагогическом раже грозила ему пальцем. Тут девицы вышли в коридор, включили свет, и обнаружилось, что я общаюсь с серыми меховыми сапожками гостьи.

Update. 23.45. Все еще млею в этом журнале. Слушайте, вот кого надо издавать. Ау, редакторы-издатели, обратите внимание. Девушка просто жемчужина.
greenbat: (Default)
Слепая, безжалостная и придурковатая стихия, да. Требуются спокойствие и осмотрительность. А то вот тоже интеллигентный человек переживает:

"Век просвещения! Я не узнаю тебя - в крови и пламени не узнаю тебя - среди убийств и разрушения не узнаю тебя!..
Падение наук кажется мне не только возможным, но и вероятным, не только вероятным, но даже неминуемым, даже близким. Когда же падут они... когда их великолепное здание разрушится, благодетельные лампады угаснут - что будет? Я ужасаюсь и чувствую трепет в сердце!

Сверх того, внимательный наблюдатель видит теперь повсюду отверстые гробы для нежной нравственности. Сердца ожесточаются ужасными происшествиями и, привыкая к феноменам злодеяний, теряют чувствительность. Я закрываю лицо свое! "


Всего лишь восемнадцатый век, Николай Михайлович Карамзин. И ничего, неплохо девятнадцатый пережили.
Интересный вопрос, кстати. Страдал он по поводу французской революции, которая была нисколько не менее дикой и кровавой, чем русская века двадцатого. Только французы, ловкие галлы, выкрутились из своего террора, а мы... Мы получили на много десятилетий придурковатую и безжалостную диктатуру. Спрашивается, ну чем мы хуже?
greenbat: (Default)
Читаю кодекс бусидо. Много думаю. Даже мозг зачесался.

...Когда жители округа Камигата отправляются созерцать цветы, они берут с собой судки, в которые кладут еду на целый день. По возвращении домой они избавляются от судков, растаптывая их ногами. Окончание важно во всем.

...Даже если человеку неожиданно отрубят голову, он может еще совершить какое-то действие. Доказательством тому служат последние мгновения жизни Нитты Ёсисады*. Если бы он был слаб духом, он бы рухнул на землю в тот же миг, когда ему отрубили голову.

...Полезно иметь в рукаве немного румян. Может случиться так, что, когда человек проснется ото сна или придет в себя после веселой попойки, и цвет его лица окажется нехорош. В таких случаях следует достать румяна и припудрить ими лицо.

...Дочерей лучше не воспитывать. Они портят родословную и являются позором для родителей. Самая старшая дочь - это особый случай, но на остальных не следует обращать внимание.

...Говорят, что если рассечь лицо вдоль, помочиться на него и потоптаться по нему ногами, обутыми в соломенные сандалии, то с него сойдет кожа. Это услышал священник Гёдзаку, когда был в Киото. Такими сведениями следует дорожить.

...Если молодой человек вступает в любовную связь с другими мужчинами, он может опозорить себя на всю жизнь. Не понимать этого опасно... Молодому человеку следует проверять взрослого мужчину в течение по крайней мере пяти лет, и, если он уверится в его намерениях, тогда ему также можно ответить взаимностью... Главное же в том, чтобы не гнаться за двумя зайцами. Нужно стараться не сходить с Пути самурая".

...Если человек умывается водой каждое утро, то, если его убьют, цвет его лица не изменится.


*Этот деятельный мужчина, оказавшись в окружении, отрубил себе голову, закопал ее и только потом умер, если верить японским хроникам (почему бы им и не верить).

Как верно подметил автор аннотации, "сегодня, в эпоху всеобщей неуверенности в себе, самурайская верность принципам и кодексу чести выглядит как осколок душевной гармонии, во многом, увы, утраченной современным человеком".
greenbat: (Default)
Мама у меня почитательница Толстого. "Война и мир", Наташа Ростова, все такое. Так я сдуру отвезла ей "Бегство из рая" Басинского.
Тут смотрю - сидит в интернете (у скайпа значок зелененький). Мне, что интересно, не звонит. Звоню сама. Мама с трудом отводит взгляд от чего-то на мониторе.
- Мам, ты что, читаешь?
- Да вот, - увлеченно отвечает 73-летняя мама, - нагуглила "Географ глобус пропил".
- А-а... Ну, а Басинский-то как?
Мама помолчала, наконец скривилась и процедила:
- Мерзкий гадкий старикашка!
- Кто? - обомлела я. - Басинский?!
- Нет! Толстой!
- Это... в смысле жены?
- Да!

Мама обиделась за Софью Андреевну. Вот так и гибнут кумиры в беспощадных лучах прожекторов.

Мне же почему-то, напротив, Лев Николаич стал резко интересен, и хочется все перечитать заново. Не говоря уже о том, чтобы перечитать Басинского. Дважды.
Вообще, если я внезапно помру, будет очень обидно - сколько книг еще осталось. Так, наверное, помирают донжуаны - ну, в смысле не книг, а наоборот.
Где это, в "Билете на планету Транай", что ли, был такой специальный шкафчик для жен? Когда мужья уходили из дома, они жен засовывали в этот шкафчик, чтобы те там как бы находились в небытие и не бегали налево старели. Я тоже хочу такой шкафчик, но только для чтения. Сидишь в нем, читаешь-читаешь, потом вылезаешь - а снаружи только две минуты прошло. Очень нужное изобретение, куда лучше адронного коллайдера.

Кстати о кумирах. Пересматривали "Собачье сердце", с каждой фразой такой ощущение, что Моцарта слушаешь. Редкая симфония. Как это Бортко умудрился столь странно эволюционировать, просто невероятно.
greenbat: (Default)
Дуракам, конечно, полработы не показывают, еще и трети не прочитала, но впечатление пока прискорбное. Ощущение неряшливости. Словно уважаемый мною Валерий Попов писал задней ногой, одним глазом при этом глядя в телевизор. Повторы какие-то бессмысленные... Ну и интонации... гм... Похоже, не зря семейство Д. полезло в бутылку. Вспоминает, к примеру, о его матери - Норе Сергеевне.

Помню, меня очень взбадривал их стиль общения, уверенный и слегка агрессивный, их умение сочетать академические цитаты с непринужденным матом. Рождался смелый и обаятельный образ, которому хотелось подражать.
Известен случай, когда мама Довлатова, угощая завтраком Сергея с заночевавшей у него девицей, непринужденно спросила: "А бляди твоей горошек тоже давать?" Сергей, оценив мамин стиль, расхохотался (о реакции девушки история умалчивает).


Это что такое?! Что-то мне кажется, либо сказана фраза была при других обстоятельствах, либо ее в таком виде вообще не было, поскольку представленный эпизод не смешной вовсе, а позорное жлобство и хамство. Но при этом подается весь текст под дружеским таким соусом - мол, мы с Серегой.

Статья редакции, опять же, предваряющая книгу, оставляет не слишком приятное впечатление с этой их подростковой бравадой: "Ах, раз наследники делают нам козью морду, значит книга выйдет без единой иллюстрации!" В результате, действительно, на том месте обложки, где должна находиться фотография Д., красуется надпись: "Здесь должен был быть портрет С. Довлатова". Тьфу, детский сад.

Лучше бы Попов о себе написал, тем более что ему это явно хочется сделать. И главное, это была бы хорошая книга, я уверена. Вот только один эпизод о детстве Попова - и уже потенциал чувствуется:
"Учительница всем раздала серенькие, как предстоящая жизнь, листочки в клетку, и приказала:
- Нарисуйте каждый что хотите. <...>
Я показал себя хуже... нет - слабее всех! Когда дети подавали листы с уверенно изображенными зайцами и мишками (наверняка уже не раз отработанными с воспитателем в детском саду), я робко, почти не нажимая карандашом, изобразил едва различимую уточку - поместившуюся с клювом, ногами и хвостом в одну клеточку тетради. Учительница удивленно подняла бровь, потом презрительно усмехнулась".

Ну прекрасно же.

И слушайте, все-таки ошибки и опечатки в тексте рядом с пассажем: "Сережа всю жизнь гордился знанием пунктуации и ударений, изводя этим знанием друзей и коллег" - это нехорошо. Прямо какая-то маленькая месть Сереже.
greenbat: (Default)
Добралась, называется, до семажика. Не могу остановиться. Побормочу про книги, раз уж ничего другого за эти недели не видела. Я, в отличие от сына, лечиться Ницше не могу, тем более что он, как возмущенно рассказал Митька, "наехал на Канта". За это мы его не любим.
Протянув в очередной раз руку за противоядием ("В носу у волка что-то жалобно засвиристело. - Джек? - прошептала Мэри"), вытащила из глубин полки укупленный в "старой книге" и еще ни разу не смотренный томик Ильфа и Петрова 87-го года издания. Эльфа и Петрова, как, по слухам, говорит племя младых выпускниц журфака.
В конце книги обнаружился подарок от издательства "Просвещение" - не читаная мною доселе главка "Прошлое регистратора загса". Упоительная.

"В момент наивысшей радости раздались громкие голоса. Оркестр смолк, и архитектор - первый обернувшийся ко входу - сперва закашлялся, а потом зааплодировал. В зал вошел известный мот и бонвиван, уездный предводитель дворянства Ипполит Матвеевич Воробьянинов, ведя под руки двух совершенно голых дам. Позади шел околоточный надзиратель, держа под мышкой разноцветные бебехи, составлявшие, по-видимому, наряды разоблачившихся спутниц Ипполита Матвеевича".
В этой же главке, кстати, рассказывается история романа бонвивана Воробьянинова с Еленой Станиславовной, к поцелуям зовущей, и женитьбы на Мари Петуховой.

Интересно, почему "Прошлое регистратора" не было включено в основное издание. Там, конечно, конец совершенно не лучезарен по отношению к великой пролетарской революции ("...не воображал Ипполит Матвеевич хлебных очередей, замерзшей постели, масляного "каганца", сыпнотифозного бреда и лозунга "Сделал свое дело и уходи" в канцелярии загса уездного города N"), но этого все же маловато для испуга цензора, мне кажется.
Вот бы еще нашлось "прошлое сына турецкого подданного".
greenbat: (Default)
"Смешно то, как Толстой, став противником всякого насилия и убийства всякого живого существа, боролся в Ясной Поляне с мышами и крысами. Он ловил их мышеловкой, но не убивал, а относил на дорогу в берёзовой аллее. Ему говорили: «Лев Николаевич, помилуйте, да они возвращаются в дом раньше вас!» «Нет, — отвечал старик. — Я за одной из них проследил. Она ушла жить в сад»".

Ужасно тронуло. Напомнило, как моя бабушка, всю жизнь отчаянно боявшаяся мышей, запрещала мужу их травить, а для беременных мышей клала у норки сахар, что вызывало у мужа судороги от смеха. В конце концов дед махнул рукой и покорился. Обнаглевшие мыши бегали по всему дому. (Бабушка, кстати, была дочка священника, а дед - полковник НКВД.)

Полезла смотреть, что еще Басинский написал. Оказывается, для ЖЗЛ книгу о Горьком.

Горький и Толстой — очень разные писатели, даже диаметрально противоположные фигуры. Достаточно сказать, что Горький был, с одной стороны, революционером, а с другой — фанатиком культуры. Толстой был принципиальным противником насилия и отрицателем культуры, которую он считал «господской». Горький был «ницшеанцем» и находился в очень сложных отношениях с моралью, даже в личном поведении (вспомним его печально знаменитую поездку на Соловки и оправдание концлагелей). Толстой был абсолютным моралистом и противником рабского труда. Толстой идеализировал крестьян, а Горький их не любил.
Наискосок пробежалась по критике - тьфу ты черт, теперь и это хочу. Где ж на всех набрать лопат.
greenbat: (Default)
Басинский. "Бегство из рая". Счастье что живая книга, а не монитор, а то и так уже в глаза хоть спички вставляй. Я с опаской всегда берусь за биографические исследования, боюсь вляпаться в смакование перченых подробностей, или, что не лучше, - унылые перечисления фактов. Эта вещь идет запоем. И не то что я большой знаток и любитель Толстого, но после этой книги явно возьмусь по новой перечитывать все, до чего дотянусь. Многое факты узнаю впервые, на что-то раньше не обращала внимания. Вдруг дошло, например, что судьба любимой сестры Толстого Марии очень напоминает судьбу одновременно Долли и Анны Карениной.
Про отношения графа и графини надо давать читать в обязательном порядке перед вступлением в брак. Прямо вручать книгу в загсе. И жутко, и горько, во что на протяжении пятидесяти лет превращается жизнь когда-то нежно любящих друг друга людей. Еще эти дневники-провокаторы, которые они не только позволяли друг другу читать, но "считали это принципиальным элементом полноты семейного счастья - никаких тайн". (Я аж поежилась, вспомнив, что порой народ вываливает на обозрение в жж.)

А что же читали Лев Николаевич и Софья Андреевна?

Она:
"Он мне гадок со своим народом..." (тут мне ее ужасно стало жалко, как же ее достали все эти крестьяне в вонючих онучах, которые постоянно толклись в доме)
"У него играет большую роль физическая сторона любви. Это ужасно - у меня никакой, напротив"
"Я брошена. Ни день, ни вечер, ни ночь. Я - удовлетворение, я - нянька, я - привычная мебель".


Он:
"Работать не могу. Нынче была сцена. Мне грустно было, что у нас все, как у других".
"С утра платье. Она вызывала меня на то, чтоб сказать против, я и был против, я сказал - слезы, пошлые объяснения..."
"Уже 1 час ночи, а я не могу спать, еще меньше идти спать в ее комнату с тем чувством, которое давит меня, а она постонет, когда ее слышат, а теперь спокойно храпит".


Тут я еще много чего написала, но стерла, поскольку не Басинский.
greenbat: (Default)
Про Толстого зато вспомнила хорошее. Он очень уважал Жюля Верна, читал его вслух детям, да и сам зачитывался: "Вокруг Луны", "Двадцать тысяч лье под водой", "Дети капитана Гранта", "Приключения трех русских и трех англичан в Южной Африке", "Вокруг света в восемьдесят дней". Вслух. Вы толщину верновских книг помните? Вообще-то хочу спросить - когда он успевал?!
Мало того - он рисовал ко всему этому картинки. Именно что не иллюстрации, а картинки. Как я Митьке маленькому рисовала - а из меня художник как из... гм... клубничного желе пуля. Зато с любовью рисовала. Вот и Лев Николаевич так же. В общем, когда я эти рисунки посмотрела, представила, как он увлеченно возюкал пером по листу (бороду небось в чернилах пачкал, Софья Андреевна ругалась), и прониклась. Хотя вообще-то от морализаторов быстро устаю, в силу своего духовного убожества. Читаю и преклоняюсь - но внутренне пребываю в некотором раздражении.
А рисунки эти меня даже, пожалуй, и примирили с поучениями. Был столп русской литературы, зануда в семейной жизни и зеркало русской революции - и вдруг стал виден папа и любитель приключенческой литературы.

Вот как сын Илья потом вспоминал: "Каждый день он приготовлял к вечеру подходящие рисунки, и они были настолько интересны, что нравились нам гораздо больше, чем те иллюстрации, которые были в остальных книгах. Я как сейчас помню один из рисунков, где изображена какая-то буддийская богиня с несколькими головами, украшенными змеями, фантастическая и страшная. Отец совсем не умел рисовать, а все-таки выходило хорошо, и мы были страшно довольны. Мы с нетерпением ждали вечера и всей кучей лезли к нему через круглый стол, когда, дойдя до места, которое он иллюстрировал, он прерывал чтение и вытаскивал из-под книги свою картинку".

И сам, поди, сиял.



"Филеас Фогг был свободен. Он подошел к сыщику. Пристально взглянул ему в лицо, он сделал первое и, вероятно, последнее быстрое движение в своей жизни: отвел обе руки назад и затем с точностью автомата ударил кулаками злосчастного сыщика.
- Хороший удар, черт возьми! - воскликнул Паспарту..."




"Три жреца с горящими яростью глазами набросились на Паспарту, повалили и, сорвав с него ботинки и носки, принялись колотить его... Сильный и ловкий француз мгновенно вскочил. Ударом кулака и пинком ноги он сшиб с ног двух противников, запутавшихся в своих длинных одеяниях..."

Мне кажется, или Паспарту очень похож на Горького?
Read more... )
greenbat: (Default)
Все же нельзя настолько связывать текст и личность автора. Недавно зашла речь о Платонове. Я сунулась в инет, проверить какую-то информацию, и натыкаюсь на забавное сопоставление Платонова и Толстого. Взял-де Андрей Платонович у графа принцип письма, аграмматизмы его, и возвел их в абсолют. И действительно:
«Увидав этот страх Наташи, Соня заплакала слезами стыда и жалости за свою подругу». «Переноситься мыслью и чувством в другое существо было действие, чуждое ему». «…и без помощи внешних чувств она чувствовала их близость».
Надо же, думаю, как верно подмечено. А кто это такое написал? А написал это... написал... а написал это Веллер. И сразу мне неинтересно стало. И даже вроде неловко за себя.
Неправильно это. Надо отделять мух от котлет.
greenbat: (Default)
Христом-богом прошу - отнимите у меня книжку Максима Осипова "Грех жаловаться". Третий раз перечитываю, уже, к счастью, на бумаге. Мне же статью... корректуру... а нет сил отложить. Даже не книга держит, а обаяние автора. Обаяние умного, образованного, тактичного человека, рассматривающего провинцию взглядом диагноста. Порой ощущение, что он прослушивает ее в стетоскоп. Вот, кстати, хороший маркер - дураки на него обижаются, как обижаются капризные пациенты на врача.

<...>Пятое: оказалось, что дружба — интеллигентский феномен. Так называемые простые люди друзей не имеют: ни разу меня не спрашивал о состоянии больных кто-нибудь, кроме родственников. Отсутствует взаимопомощь, мы самые большие индивидуалисты, каких себе можно представить. Кажется, у нации нет инстинкта самосохранения. Юдоль: проще умереть, чем попросить соседа довезти до Москвы. Жены нет, а друзья? Таких нет. Брат есть, но в Москве, телефон где-то записан.

Шестое: мужчина — почти всегда идиот. Мужчина с сердечной недостаточностью, если за ним не ходит по пятам жена, обречен на скорую гибель. Начинается этот идиотизм уже в юношеском возрасте и затем прогрессирует, даже если мужчина становится главным инженером или, к примеру, агрономом.

<...> Вообще же старушки интереснее всех. Недавно полночи ставил временный кардиостимулятор; когда наконец все получилось, пожал руку своему помощнику, и тогда полубездыханная прежде старушка тоже протянула мне руку: “А мне?” — и крепко пожала.


<...> За пять лет в России меняется многое, за двести - ничего.

<...>Активного, деятельного зла я не вижу совсем, только пустоту. В больничном сортире — обрывки кроссворда (и больные, и сотрудники помногу решают кроссворды): “жалкие люди”, слово из пяти букв. Женским почерком аккуратненько вписано: НАРОД (по мысли авторов кроссворда, правильно — “сброд”). Всегда старался избегать этого слова, еще до приезда в N., но по многим поводам сильно заблуждался (Бродский о Солженицыне: “Он думал, что имеет дело с коммунизмом, а он имеет дело с человеком”). Нельзя относиться к так называемому “народу” как к малым детям: в большинстве своем это взрослые, по-своему ответственные люди. Во всяком случае, никакого ощущения потери, неосуществленных возможностей (what a waste!) при тесном знакомстве с ними не возникает. Они и правда предпочитают Киркорова Бетховену (на устроенный нами благотворительный концерт пришли почти исключительно дачники), моста и правда “не было и не надо”, они и правда готовы жить лет 50—60, а не столько, сколько на Западе. Самый актуальный рассказ Чехова — “Новая дача” (все-таки не “В овраге”). Выбирают люди из своей среды (в условиях совершенно реального самоуправления) — Лычковых.


(К этому же - потрясающая история [livejournal.com profile] dolboeb про Красную Горбатку.)

Не медицинские байки - литература. Ясная, спокойная проза. Без словесных кружев и особенно - подхихикиваний, которыми так часто грешат пишущие доктора. Если кто не - рекомендую.

Еще не добралась до "Камень, ножницы, бумага", очень интересно, как ему удалось написать на такую деликатную тему.

Вася, спасибо, ты мне такой подарок сделал.
greenbat: (Default)
На кухне муж с Митькой смотрят "Бразил", а я сижу думаю про книги, в частности про "Янки при дворе короля Артура". И тут у меня так фильм накладывается на книгу, и все это сверху накрывает той самой музыкальной темой из "Бразил", что вместо концовки фильма вижу твеновский островок победившей цивилизации, задыхающейся от трупной вони мертвого рыцарства. Хотя, казалось бы, где Твен, а где Гиллиам.
Закоротило. Давно такого не случалось. Силен все же был мистер Клеменс.

А что до просьбы назвать книги, наиболее повлиявшие... Смотря как повлиявшие, наверное. Если книги, которые перевернули, смяли, вызвали душевную судорогу, то вот:

Ажар «Жизнь впереди»
Гоголь "Шинель"
Салтыков-Щедрин «Господа Головлевы» (ох, какая мощная вещь)
Набоков «Лолита»
Киз «Цветы для Элджернона»
Достоевский «Идиот»
Фолкнер «Шум и ярость»
Шолохов «Тихий Дон» (с таким трудом читала, буквально с отвращением - и оторваться не могла)
Кизи "Над кукушкиным гнездом"
Горенштейн "Искупление" (кто не знает - известен как сценарист "Рабы любви" и "Соляриса")

Добавлю, пожалуй, еще "Аксолотль" Кортасара. Перевернул, безусловно.

Если те, что лепили из меня хомо сапиенса, "сформировали как личность", то это ж совсем другое дело. Здесь море детской литературы, да хотя бы все то, что народ называл в комментах к недавнему посту - собственно, детские книги фундамент и строят; Стругацкие почти все; Брэдбери, Чехов... Ну, очень сложно - этак можно до ночи перечислять.
Извини, Оля, вечно у меня сумбур вместо музыки получается.

Давайте-ка ваши списочки в комменты, человеку надо.
Page generated Jul. 21st, 2017 06:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios