greenbat: (Default)
Все уже настолько было, что даже не по себе. Как там... история не повторяется, она заикается - от страха.
Читаю: "Правительство Греции направило официальный запрос ЕС и МВФ о предоставлении дополнительной финансовой помощи. Евросоюз и МВФ ранее уже выделили Греции 110 миллиардов евро, однако этого оказалось недостаточно для вывода страны из кризиса". Через пять минут по совершенно другой теме нахожу карикатуру девятнадцатого века:



Europe (with "France, England, Austria" written on her skirt) punishes the spoilt kid (Greece) for asking too much.
"Европа наказывает Грецию за слишком большие запросы".

Хорошо все-таки, что предки не знали слова "политкорректность". Иначе какого количества книг, картин и фильмов мы бы недосчитались.
greenbat: (Default)
http://french-man.livejournal.com/575472.html

Вопрос к тем, кто помнит. А вы как узнали?
Я тогда торчала в какой-то деревне, куда нас угнали от предприятия картошку сажать. Сидели компанией, хихикали, травили анекдоты, вдруг один из парней постарше замахал на нас и сделал громче телевизор. Правда, мы особо ничего не поняли. Тем более что ничего толком сказано и не было.
greenbat: (Default)
У Толстого споткнулась о следующую фразу.

- Вечно спорят! - громко хохоча, проговорил старик Корчагин, вынимая салфетку из-за жилета, и, гремя стулом, который тотчас же подхватил лакей, встал из-за стола. За ним встали и все остальные и подошли к столику, где стояли полоскательницы и налита была теплая душистая вода, и, выполаскивая рты, продолжали никому не интересный разговор.

Сразило примерно как мозольный оператор Натали Пушкиной. Это что же - и дамы, и господа - все вместе полоскали рты в столовой? И булькали? И сплевывали? Как плебейские пионеры в лагере у умывальников?
Или не сплевывали? Миль пардон, что я о таких подробностях, но интересно же.
greenbat: (Default)
Дочь ругается, что я редко записываю всякие интересные мне исторические и пр. кунштюки в жж. На мои возражения, что все их знают, читали или слышали, ругается еще пуще. Так что теперь буду периодически в новом фартучке залезать перед гостями на табуретку.

Из статьи «Странные признания Жоржа Санда» (Библиотека для чтения. 1836): «Она одевается в мужское платье (в смысле носит брюки), разгуливает в этом наряде об руку с молодыми людьми по улицам Парижа, идет с ними ужинать в кофейные дома и трактиры и с ними же посещает другого рода места, куда женщины никогда не ходят...». Далее приводился рассказ одного русского о том, как Жорж Санд попросила у него закурить; и в конце статьи формулировался вывод: «Эта женщина решительно помешана...».

Аккурат к 8 марта.
greenbat: (Default)
Ходишь-бродишь рассеянно по интернету, и вдруг набредаешь на разговор, перекликающийся с обрывками мыслей в твоей захламленной голове.
Вот Радищев с его безумным "Путешествием". Ведь не голодранец какой, желающий с досады на тронах поразить порок. Не нищий чахоточный юнец с амбициями. Начальник главной имперской таможни. Представляете себе нынешнего главного в стране таможенного начальника, лично визитировавшего населенные пункты Замкадья и написавшего проклинающие режим статьи? Можно погуглить... хотя нет, не надо, этот, оказывается, проворовался. ("Оказывается" лишнее слово.) Или декабристы. Ну тут вообще. Один Пестель чего стоит - сын сибирского генерал-губернатора. Все равно что наследник Абрамовича сколотит команду несогласных из такой же золотой молодежи. Перовская - дочь губернатора Петербурга. Вроде того что отпрыск Матвиены завтра метнет бомбу в старшего карлу.
Так я все думала - баста, карапузики. Закончилось тлетворное влияние Руссо и прочих там всяких Монтеней. Теперь не то. Наследники элиты не ходят по кривенькой дорожке. В крайнем случае спиваются.

С изумлением узнаю, что нет - таки ходят. Быков рассказывает в интервью: "Вот у меня тоже мальчик учился, сын крупного телевизионщика, и его изо всех сил пихали в это телевидение. А он безумно хотел быть врачом, причем детским, потому что он прекрасно умеет ладить с детьми. И он пошел в детские врачи после страшного скандала, в результате которого убежал из дома". Не в бомбисты, конечно, но Перовская тоже поначалу пошла во врачи.

То есть, получается, не в эпохе Просвещения дело. А в каком-то особом вирусе, возникающем в благополучных абсолютно организмах. И если верить Быкову, "получается это вот как. Их кормили, кормили и перекормили. Из них стали получаться принцы. А я не верю в общее самосознание таких бедных масс. Быть принципиальным человеком может себе позволить советский принц. <...> На подвиг способна элита, потому что она это делает не из эгоизма, а из самоотвержения". Неужели она снова народилась, эта специфическая элита. А уж если вспомнить, что семнадцатый год близится...
Одним словом, замуж, дура, срочно замуж.

И чтоб два раза не вставать, там по ссылке нашелся пропущенный мной "Русский инвалид". Получила большое удовольствие.

Не стану попусту трепаться я, как это любит наш король.
Нормальность — главное препятствие. Приставка «пара» — наш пароль.
Со мною согласятся многие — мы очень пАрная страна:
избыток парапсихологии, а психологии — хана.
Напрасно я ногами топаю — ученых мы не бережем:
паранауки — ешь хоть попою, наука — вся за рубежом.
Не стану корчить рожу хмурую — литература есть пока,
но и паралитературою страна полна до потолка.
Вторую тыщу лет без малого мы все нащупываем дно,
нас мучит дефицит нормального — паранормального полно
.
greenbat: (Default)
Очень хочется незатейливо спереть к себе, но некомильфо. Поэтому поверьте на слово: [livejournal.com profile] lugerovski выложил офигенное. Привет из 17-го года от Васи Шапошникова. Много ли у вас игрушекъ?
greenbat: (Default)
Бабушка тут наша ударилась в воспоминания, сделав крен в сторону БАМа. Байкало-Амурской магистрали то есть. (Периодически обнаруживаю такую информационную пропасть между поколениями, что рука тянется ставить сноски абсолютно на все.) У меня с БАМом конкретные радужные ассоциации - красавчик Дин Рид в джинсовой куртке, взобравшийся на вагон и поющий оттуда победную песнь. Дин был мой кумир, поэтому стройка мне представлялась в романтической дымке. Бабушку же нашу при ее упоминании изрядно перекосило.
И я с интересом узнала, что юные свердловчанки от комсомольской путевки на БАМ прятались и отмазывались всеми своими несознательными силами, совершенно как нынешние призывники от армии. Одна из подружек, двадцатилетняя Лариска Гогина, все же была туда делегирована от свердловского райкома комсомола с прежнего места работы - тихого главпочтамта. Через три-четыре месяца с выпученными от ужаса глазами появилась в отчем доме, позорно сбежав. Рассказывала она какие-то страшные вещи, в частности шепотом поведала, что одну из домашних девочек-комсомолок закатали в асфальт.
То есть как? - изумилась я. - Какой еще асфальт? Кто закатал?
Бабушка поджала губы: "Ну, кто. Мужики. Там всякие были".
Не знаю, правда, насчет асфальта, но жить дома несчастная Гогина уже не могла. Государство нахмурилось. Ее не только не прописали обратно, но стали дожимать, чтобы она возвращалась на стройку века. И Лариска спряталась в деревне у родственников, что тоже не сахар, но с БАМом, видимо, рядом не стояло.
Ну, и чего ради все это было, если посмотреть сейчас на те места, где Рид в трудовом экстазе катил тачку.
Впрочем, он тоже плохо кончил, бедняга.
greenbat: (Default)
Слепая, безжалостная и придурковатая стихия, да. Требуются спокойствие и осмотрительность. А то вот тоже интеллигентный человек переживает:

"Век просвещения! Я не узнаю тебя - в крови и пламени не узнаю тебя - среди убийств и разрушения не узнаю тебя!..
Падение наук кажется мне не только возможным, но и вероятным, не только вероятным, но даже неминуемым, даже близким. Когда же падут они... когда их великолепное здание разрушится, благодетельные лампады угаснут - что будет? Я ужасаюсь и чувствую трепет в сердце!

Сверх того, внимательный наблюдатель видит теперь повсюду отверстые гробы для нежной нравственности. Сердца ожесточаются ужасными происшествиями и, привыкая к феноменам злодеяний, теряют чувствительность. Я закрываю лицо свое! "


Всего лишь восемнадцатый век, Николай Михайлович Карамзин. И ничего, неплохо девятнадцатый пережили.
Интересный вопрос, кстати. Страдал он по поводу французской революции, которая была нисколько не менее дикой и кровавой, чем русская века двадцатого. Только французы, ловкие галлы, выкрутились из своего террора, а мы... Мы получили на много десятилетий придурковатую и безжалостную диктатуру. Спрашивается, ну чем мы хуже?
greenbat: (Default)
Сейчас таких не делают, материал исчез из природы, и уже, похоже, безвозвратно. Может, и к счастью. Копалась в биографиях, всматривалась в лица - аристократка Перовская... пламенный честолюбец Желябов... изобретатель ракетного двигателя Кибальчич, настолько талантливый, что навел генералитет на мысль о первой русской шарашке, - к великому горю практичных генералов был казнен... Святые убийцы, на каждого только и смотреть, теряясь от сознания того бессмысленного применения непривычной нам честности, способностей, бескорыстности, силы воли. Знали прекрасно, чего хотели. Думали, что знали. И какая издевка судьбы - последним своим взрывом в начале весны 1881 года погубили не только Александра II и себя, но и закрыли стране тот самый путь, о котором мечтали.
Несмотря на это, а вернее благодаря этому известны любому мало-мальски образованному человеку. За исключением одного имени. Во время процесса на скамье подсудимых сидели шесть человек - четверо мужчин и две женщины. Но в мартирологе повешенных на Семеновском плаце - лишь пять имен, которые может перечислить каждый школьник.
Самая неамбициозная, невзрачная, "неинтересная" из первомартовцев. Самая неподходящая под определение "террорист". Страшно заплатившая за участие в заговоре. Лучше бы ее повесили вместе со всеми тогда, 3 апреля.
Read more... )
greenbat: (Default)
Предупрежден - значит вооружен.

Фрески Сигирии

Пятый век нашей эры - грустное зрелище по большей части. Куда ни кинь взгляд, везде творится бескультурье и безобразие. Вестготы, улюлюкая, радостно грабят Рим, в Иране гоняют христиан, где-то там умирающий Атилла хрипит, Иоанна Златоуста уморили, гады, в Африке вообще вандалы королевство организовали. Но хоть королевство, и то хлеб, - наши с вами предки только начинают, осторожно озираясь по сторонам, расселяться по Восточной Европе. И, представьте, в сторонке от всего этого всемирного бардака, воплей, отлетающих голов, наглого грабежа, - на острове Синхаладвипа, он же Шри-Ланка, он же Цейлон, посреди непролазных джунглей стоит 200-метровая гора. На горе замок. А в тихой каменной галерее замка мирно сидит художник и рисует на стене обнаженную золотистую красавицу. Мурлычет, наверное, под нос какой-нибудь модный мотивчик пятого века. Отложит кисточку, полюбуется, от яблока откусит, - и дальше творит. И так фигуру за фигурой создает пятьсот образов исключительно прекрасных девушек. Не зная при этом, что через полторы тысячи лет толпы туристов, потомков, кстати, тех самых его диких современников, будут рваться в уже развалины замка, чтобы взглянуть на восемнадцать оставшихся портретов.



Мне бы хотелось, конечно, рассказать о творце, сумевшем создать такие образы, что и сейчас женщины прикусывают губу от зависти, а мужчины - чтобы не раскатывалась, но, к сожалению, он не раздавал автографов. Как обычно, рассеянная История сохранила имя совсем другого деятеля, прямо противоположного жизнелюбивому художнику. Гарем на стенах был создан для царя Касьяппы, который своими энергичными действиями мог дать сто очков вперед любому классическому записному злодею.

Касьяппа был сыном местного правителя, причем не от законной супруги, а от наложницы. И, как и шиллеровский Франц, отчаянно комплексовал по поводу своей второсортности, тем более что папа собирался передать королевство его добропорядочному и почтительному брату.

Read more... )
greenbat: (Default)
Поразительное дело, но до сих пор можно встретить утверждения, что национал-социализм с самого начала по своей программе и идеологии был бешеной собакой, в то время как для раннебольшевизма-де (1917-1953) террор и иные преступные меры были уклонением, необязательной частной практикой, а то и искажением, не марающим его идеологию.

Очень интересный пост вместе с комментами. Я тоже не слишком понимаю, какая уж между ними такая разница в плане уничтожения сапиенсов, разве что нацисты учиняли зверства по национальному признаку, а российские реформаторы по социальному. Масштабами примерно равны. Впрочем нет, наши, пожалуй, обогнали и перегнали.
Если что, спорить не буду, мой пост просто закладка.
greenbat: (Default)
Впрочем, у меня есть еще один вопрос, очень важный. Можно задать его Грызлову, чтобы тому не было так грустно читать ваши однообразные претензии, но внутренняя деликатность подсказывает, что этот вопрос может его совсем доконать.
Так вот. Через несколько дней после женитьбы на сестре Натальи Николаевны Дантес решил щегольнуть остроумием и, наклонившись к изящному ушку свояченицы, интимно шепнул ей: "Je sais maintenant que votre corps est plus beau que celui de ma femme" ("Теперь я знаю, что ваше тело намного красивее, чем тело моей жены"). У сестер был один и тот же мозольный оператор, а "cor" ("мозоль") и "corp" ("тело") звучат одинаково. Дело было на балу. На обратном пути в карете фраппированная Наталья Николаевна разболтала об этом мужу. Пушкин рассвирепел. Последствия известны.
Мне неловко спрашивать, но зачем светским дамам были нужны мозольные операторы? Неужели в те времена была такая скверная обувь? Как-то я смутно представляю изящнейшую Наталью Николаевну с мозолями.
greenbat: (Default)
Ну вот бывают же приличные люди в этих... властных структурах, извините за выражение.

"После ночи св. Варфоломея Карл IX писал ко всем губернаторам, приказывая им умертвить гугенотов: виконт Дорт, командующий в Байоне, отвечал королю: "Государь, я нашел в жителях и войсках честных граждан и храбрых воинов, но не нашел ни одного палача; итак, они и я просим ваше величество употребить руки и жизни наши на дела возможные".

Губернатор Оверна Монморен также увильнул от исполнения служебного долга: "Государь, я получил за печатью вашего величества повеление умертвить всех протестантов, в области моей находящихся. Я слишком почитаю ваше величество, чтобы не подумать, что письма сии подделаны: и если, от чего боже сохрани, повеление точно вами предписано, то я также слишком вас почитаю, чтобы вам повиноваться".

Дипломатично выкрутился, и не придерешься. Правда, несколько настораживает, что нигде нельзя найти упоминаний о их дальнейшем карьерном росте после этого праздника непослушания. Да и вообще разнообразных карл как-то больше скучилось на скрижалях истории, в чем ей, безусловно, минус.
Мне только интересно, такие вспышки порядочности на довольно однообразной равнине деяний сапиенсов становятся все реже и реже, или про них сейчас просто писать не модно? Добро уныло и занудливо, и постный вид, и ходит боком, а зло обильно и причудливо, со вкусом, запахом и соком, - спасибо, Игорь Миронович.
greenbat: (Default)
Я все, как тот Ивашка, со своим разодранным локтем. Убийственной силы документ 1918 года, письмо какой-то интеллигентной дамы к эсэровской богородице Марии Спиридоновой. Дама явно из тех, кто ждал революции как манны небесной, чтобы она освободила "народ". Небось прокламации в юности на стенки мануфактуры клеила.
"Грабили, били, пороли, насильничали, отбирали все. Всегда вооруженные, пьяные с пулеметами. При мне грабили баб, наведя на них пулеметы, на станции. Отбирали у них ягоды, сыр, сало. Лапали их... Один товарищ и я вмешались, нас чуть не расстреляли. Комиссара станции чуть не избили, пригрозив бумажкой, которая, как они кричали, дает им право "все, что угодно, делать". Бумажка была подписана Цурюпой и еще кем-то, чуть ли не самим Лениным. Отряд был из Москвы. Я не склонна очень обвинять рабочих
(отряд был из рабочих-большевиков), до этого они реквизировали спирт, ну и нализались. Я знаю, что они же могут быть иными. Характерно, что они при всех этих безобразиях нечленораздельно ревели: „что!!! контрреволюцию завели... нет, шалишь... мы всех вас, кулаков... вооо как... к стенке... и готово". Как видите, объективно, они революционны, только пьяны. Но все же, каково было нам - бабам, пассажирам, мужикам. Ведь они вертели во все стороны пулеметы, направляя на всех".


"Я знаю, что они могут быть иными! Они революционны, только пьяны!" Ой ё-ё-ё.... Наивные, растерянные, жалкие. Одно сейчас хорошо - что таких вот идеалистов по крайней мере нет. Все знают, чего можно ждать от освобожденных трудящихся.
greenbat: (Default)
Один юзер, очень хороший кстати, обрадованно написал про редкую удачу - ему попался прекрасный врач в платной клинике. Открыть тайну золотого ключика и назвать клинику юзер отказывается. Причина отказа меня внезапно поразила: вдруг люди подумают, что пост спонсирован клиникой - как-то так. И кто-нибудь напишет об этом в комментах. Вот, блин, общественное мненье - пружина чести. Это что же, мы теперь будем бояться похвалить то или иное заведение, потому что вдруг "люди подумают"? Из страха, что какой-нибудь подозрительный деятель, какая-нибудь Марья Алексевна обвинит нас в продажности? И будем оставлять друга без информации и этих... положительных эмоций?! Нет уж, дудки. Да наплевать на них. Еще не хватало бояться прослыть не такими хорошими, какими кажемся. Канализую свои протестные настроения в этот пост. Сдаю петербуржцам и понаехавшим гостям дивное место. Маленькое кафе на улице Союза Печатников, что слева от Мариинского театра. Называется "Щелкунчик".

Во-первых, это Коломна, что уже о многом говорит. В Коломне нет туристов и новостроя, там есть Екатерининский и Крюков каналы; там старинная аптека, которая "ночь, улица, фонарь", там дом шоколадного короля с часами без стрелок и Морской собор Чевакинского, весь в барочных рюшечках и оборочках. Там сплошной восемнадцатый и девятнадцатый век.
Вы, кстати, не смотрите, что улица так канцелярски называется - на самом деле она всегда была Торговой.
(Ремарка: когда идешь к "Щелкунчику" от Театральной площади, то в подворотне видишь сказочное - дверь в фуражечную мастерскую. Так и называется: "Фуражечная мастерская". На ней нарисованы трогательные милицейские фуражечки. Это еще одна скрытая реклама. Мне за нее фуражку дадут.)

В "Щелкунчике" тихо и слышно мысли. Если играет музыка, то это джаз или классика. Еще там пианино, а на нем лежат ноты. Чайковский и иже с ним. И можно играть. Вечером заходят студенты консерватории - недалеко консерва - и играют. Над пианино иллюстрация из сказки Гофмана - Щелкунчик, вернее расколдованный племянник Дроссельмейера, склонившись, целует руку Мари. Но я обычно бываю днем, студентов не вижу, а пианино молчит и думает. Сегодня, например, оно думало Скрябина.

Там подают имбирное мороженое, сказочный кофе и жасминовый молочный коктейль. Еще пельмени, но их я не пробовала, а то наша бабушка обидится, что я ем пельмени на стороне. Вот кофе заказываю. Обычно его варит хозяин заведения, у него маленькие хитрые черные глазки и борода, как у Паваротти, а сегодня его не было, и "мактуб" с кардамоном, имбирем и перцем готовила сероглазая девочка лет пятнадцати. Когда она срезает тоненькую полоску цедры с оранжевого апельсина, то сосредоточенно морщит лоб. А потом к ней пришла подружка, и они секретничали в углу про мальчиков. Очень хихикали при этом.

Если сесть у окна, то можно в него смотреть на дом напротив и представлять, как из окон второго этажа выглядывает Грибоедов и поправляет нервно очки. Он тут жил во время великого наводнения 1824-го, о котором торопливо, брызгая пером, написал письмо приятелям в Грузию. Можно поверх заключенного в клетку плюшевого Мышиного короля в пурпурной мантии смотреть на сугробы и ковыляющих по улице Союза Печатников петербуржцев, а в голове представлять это:

В окна вид ужасный: где за час пролегала оживленная, проезжая улица, катились ярые волны с ревом и с пеною, вихри не умолкали. К театральной площади, от конца Торговой и со взморья, горизонт приметно понижается; оттуда бугры и холмы один на другом ложились в виде неудержимого водоската. Свирепые ветры дули прямо по протяжению улицы, порывом коих скоро воздымается бурная река. В людях мертвое молчание; конопать и двойные рамы не допускают слышать дальних отголосков, а вблизи ни одного звука ежедневного человеческого; ни одна лодка не появилась, чтобы воскресить упадшую надежду. <...> Лошадь с дрожками долго боролась со смертию, наконец уступила напору и увлечена была из виду вон; потом поплыли беспрерывно связи, отломки от строений, дрова, бревна и доски — от судов ли разбитых, от домов ли разрушенных, различить было невозможно. Вид стеснен был противустоящими домами; я через смежную квартиру П. побежал и взобрался под самую кровлю, раскрыл все слуховые окна. Ветер сильнейший, и в панораме — пространное зрелище бедствий.



Да! Чуть не забыла - душитель свободы слова граф Бенкендорф был приличным человеком:
Нева против дворца и адмиралтейства горами скопившихся вод сдвинула и расчленила огромные мосты Исакиевский, Троицкий и иные. Вихри буйно ими играли по широкому разливу, суда гибли и с ними люди, иные истощавшие последние силы поверх зыбей, другие на деревах бульвара висели над клокочущей бездною. В эту роковую минуту государь явился на балконе. Из окружавших его один сбросил с себя мундир, сбежал вниз, по горло вошел в воду, потом на катере поплыл спасать несчастных. Это был генерал-адъютант Бенкендорф.

Отвлеклась, извините. Слыть продажной одной, без компании, скучно, поэтому я беру по делу безвестных посетителей, оставивших в "Щелкунчике" свои посты и комментарии:

В кафе мне все нравится, но жалко, что вы вчера не транслировали матч УЕФА, так Зенит выиграл, и я этому очень рада!

Так нравиться! Никогда не снимайте картину из туалета! Шедевр! Всем расскажу!


И чтобы совсем уж покрыть себя позором, цинично усмехаясь прорекламирую сказки Гофмана.
Read more... )
greenbat: (Default)
Поразительные ребята были почти все эти народовольцы. Богатыри не мы. Но даже среди самых-самых Морозов выделяется. Феноменальный какой-то мужик.

Знал, например, одиннадцать языков. Обратите внимание, учил их очень своеобразным способом. Еще до посадки владел латынью, французским и немецким - нормальный базис для интеллигентного мальчика с домашним обучением. В двадцатилетнем возрасте влез в революционное движение, чисто из романтических соображений - привлекла таинственность и секретность. Засыпался. Посадили. Как только в доме предварительного заключения получил доступ к книгам, моментально занялся английским, итальянским и испанским. Причем сокрушенно пишет:

"Но я был тогда еще бессилен для серьезной научной разработки Библии, так как не знал древнееврейского языка, и потому по приезде в Шлиссельбург воспользовался привезенными туда откуда-то университетскими учебниками и курсами, чтобы прежде всего закончить свое высшее образование, особенно по физико-математическому факультету, но в расширенном виде, и начал писать свои вышедшие потом книги: "Функция, наглядное изложение высшего математического анализа", "Периодические системы строения вещества", "Законы сопротивления упругой среды движущимся в ней телам", "Основы качественного физико-математического анализа", "Векториальная алгебра"...

Остальное я и перечислять не буду, абзаца не хватит. Грешным делом, - ну дремучая я, - думала, что может, ну... так себе научные труды, ничего особенного? А на это нам с укоризной отвечает академик Курчатов: "Современная физика ядра полностью подтвердила утверждение о сложном строении атомов и взаимопревращаемости всех химических элементов, разработанное в свое время Н.А.Морозовым в монографии "Периодические системы строения вещества".

В общем, стоило властям его отпустить, он тут же вляпывался в революционное движение. Сажали обратно - упоенно и даже, я бы сказала, с некоторым облегчением начинал заниматься наукой.
Вот он оказывается в действительно жуткой Шлиссельбургской крепости, где народ последовательно умирал, терял рассудок или кончал самоубийством, всячески исхитряясь чтобы обмануть охранников, - один из заключенных пропитал керосином портянки, положил себе их на тело и поджег. Софья Гинзбург вскрыла вены тупыми ножницами, не в силах слушать вопли сошедших с ума (один из них был, например, убийца Судейкина - to whom it may). Товарищ Морозова по заключению напросился на казнь, требуя книг светского содержания, - предлагались только религиозные, которые приносил священник. Что делает Морозов? А он восторженно накидывается на богословские труды (другие узники подозревают, что он спятил) и за несколько месяцев проходит весь богословский факультет. Причем удовлетворенно замечает:

"Это была область, еще совершенно неведомая для меня, и я сразу увидел, какой богатый материал дает древняя церковная литература для рациональной разработки человеку, уже достаточно знакомому с астрономией, геофизикой, психологией и другими естественными науками. Поэтому я не сопротивлялся и дальнейшим посещениям священника, пока не перечитал все богословие".

Каверин, который был с ним знаком, пишет: "Он не мог позволить себе сойти с ума (хотя однажды был к этому очень близок) или, тем более, умереть - ему было некогда заниматься собственной смертью, которая годами неотступно грозила ему".
Настолько, отметим, некогда, что он пережил всех своих врагов и соратников, пережил революцию, гражданскую, репрессии, вторую мировую войну, и отошел в мир иной в возрасте 92 лет.

Был он не сухарь, не погруженный в себя ученый. Всех утешал, всех подбадривал, в Шлиссельбурге, когда после долгих лет одиночки им разрешили общаться, устраивал розыгрыши и мистификации. А прозвище получил "Маркиз" - за сверхъестественную вежливость и любезность по отношению к жандармам.

Да, древнееврейский язык он все-таки тоже изучил:

"В 1911 г. меня привлекли к суду Московской судебной палаты с сословными представителями за напечатание книги стихотворений "Звездные песни" и посадили на год в Двинскую крепость. Я воспользовался этим случаем, чтоб подучиться древнееврейскому языку для целесообразной разработки старозаветной Библии, и написал там четыре тома "Повестей моей жизни".

Он бы и пятый написал, но тут срок заключения кончился.

В общей сложности просидел 25 лет. На свободе неминуемо ввязывался во все самые опасные мероприятия. Был вполне последовательным и убежденным террористом. Между делом написал "Террористическую борьбу", дающую теоретическое обоснование терроризму. А ведь тем не менее удивительно обаятельная фигура, правда?

Снег

Jan. 1st, 2010 11:31 pm
greenbat: (Default)
Если бы наши временщики хоть немножко знали историю, я уже не говорю о сообразительности, то могли бы позаимствовать идею у Петра III. Согласно известной байке, после постройки Зимнего дворца вся площадь оказалась могуче завалена мусором - за шесть лет накопилось самое разное барахло, от строительных остатков до дырявых сапожных подметок. Вывозить все это, разумеется, никто не хотел. Тогда император велел объявить по городу, что любой житель может прийти на площадь и бесплатно взять все, что захочет. Через несколько часов площадь была пуста, как земля в день творения. И вот не надо мне говорить, что снег даже даром никому не нужен. Когда по телевизору начались страшные разговоры про кризис, у нас на Елизаровской моментально открылся магазин "Халява". Продается там кошмарное говно, поверьте на слово. Тапки из резины вонючей, словно химическое оружие, футболки, которые садятся на три размера после стирки и расстаются с собственной краской без малейших сожалений, белье, которым побрезгуют даже питомцы пенитенциарных учреждений, - все в таком духе. Имеет бешеный успех. Потому что - халява.
greenbat: (Default)
"Целый час рыдала, не могла остановиться, а потом побежала и купила шампанского две бутылки. Все уже ясно понимала, никаких иллюзий не было, ненависть одна оставалась, а услыхала — и заплакала. Мир обрушился. Кошмарный, но мир. Не смогу вам этого объяснить. Да и не надо, здесь вы правы... Знаете, Сталин честным трудом занимался всего шесть месяцев за всю свою жизнь — когда наблюдателем на метеостанции в Тифлисе работал, температуру воздуха и влажность записывал. Все остальное время он чистым был бандитом и убийцей. Понимаете, этот картавый лысый властолюбец Ильич — он, сам того не зная, создал чисто уголовную государственную систему, огромный лагерь с блатными и надзирателями из них же, я в лагерь когда попала — ахнула от абсолютной похожести. Правильно древние китайцы говорили: великий человек — несчастье для нации. Это я про Ленина в лагере услыхала. Вот потому этой системе Сосо и в цвет пришелся.

Поверьте мне: он был воплощенной посредственностью, только в злодействе талантлив, но ведь любой восточный убийца такой же. А воспоминаниям не верьте: это у всех гипноз, от его власти, а не от его личности. Скажем, улыбнется вам сосед — вы подумаете: симпатичный человек, а улыбнется шах-владыка, тут вы скажете: ах, мистическое обаяние. Что-нибудь простой знакомый сказал — какой умница, а если владыка сказал — ах, корифей мысли! То же самое со всеми его словами, а идей настоящих, собственных, отродясь у него не было, крал он их у всех своих соратников; а своя только жестокость была, решимость злодейская, а машину для этого он полностью готовую получил, от учителя принял, только обкатать ее надо было. Так что это не от воли его могучей или тайных сил исполинских шел по коже холодок у всех, кто вспоминал, а от всевластия и от готовности раздавить. Он был великое ничтожество, вот он кто был. И гений посредственности. Отсюда и убийца необузданный.

Так что историки с годами, когда остынут, не с него, а с остальных спросят, помяните мое свидетельское слово... Крепкие вы сигареты курите. Не любите с фильтром? А я так и умру, наверно, с папиросой во рту. Мы больше махорку курили. Когда была, конечно. От березового веника шелуха хорошо курится. Чулок распущенный тоже годится. Надо только нитки растрепать хорошенько и немного чая добавить. Без курева в лагере здоровье не сохранишь"
.

А ведь радовался кто-то, когда родился. Мама, наверное, радовалась. Кто ж знал, что такое вырастет.

Update. Простите бога ради, кто по ссылке той успел сходить. Сама пострадавшая, почему-то антивирус не сработал.
greenbat: (Default)
Не нашла взаимопонимания с мужской частью семейной ячейки.
Прибежала на кухню поделиться впечатлениями от статьи о Глебе Травине - путешественнике на велосипеде. Небось на том свете в компании с Бомбаром и Хейердалом только и ходит, травят друг другу байки про свои приключения. Фантастическая личность - в начале тридцатых проехал на велосипеде вдоль границ страны. Без запаса продовольствия. Без средств связи. 85 тысяч километров. Вдоль границ - включая арктические области. Еще и красив, как Гойко Митич.
Меня от впечатлений распирает, надо же с кем-то поделиться. Я встала у них за спиной и давай потрясать над макушками мужа и сына восклицательными знаками, ахать и руками махать.
- Представляете, - говорю, - на велосипеде! Ну послушайте же! По ледяной пустыне едет мужик на велосипеде! Спицами сверкает! С медвежонком белым подружился! В лед вмерзал! Кладбище мамонтов видел!
А у них мочилово в разгаре. В Мобстерах организовали русскую мафию и на корню изводят рыхлых американских клерков, аж дым от монитора идет, как от перегревшегося машингана. Им только мужика на велосипеде не хватало и мертвых мамонтов.
Я не отстаю. Ну, блин, должны же они как-то отреагировать! В конце концов, такая история героическая.
Наконец муж, как более опытный человек, понимает, что я не отстану, и вежливо спрашивает:
- Мужик? На велосипеде? Э... А... Интересно. Какой марки велосипед?
- Не... не знаю... Кажется, там не написано... Что за бестактный вопрос!
Тут Митька грабит очередного клерка, у него образуется затишье и он наконец подключается к беседе. Осмысливает информацию и сердито сообщает:
- Это же дебилизм!
- Что ты говоришь! Почему дебилизм?! Это романтик! Путешественник! Без таких людей не развивался бы мир.
- Дебилизм гробить свою жизнь. Зачем он туда поперся? Кому от этого хорошо? А если бы он там помер, никто бы об этом не узнал, и всем было бы наплевать!
Я возмущена. Прямо на моих глазах немытые лапы жителей мегаполиса хватают за горло романтику.
- А врачи?!
- Что врачи?
- Врачи, которые прививали себе опасные болезни? Тоже дебилизм? Уайт себе чуму привил!
- Так то Уайт, - непреклонно парирует Митька с интонациями мамы дяди Федора. - От него польза была.
Тут как раз с танцев Танька возвращается. Опять с розами.
- Таня, - жалуюсь я. - Эти черствые люди называют дебилизмом романтика-велосипедиста. Он через Арктику проехал, его песец укусил, а они говорят - дебилизм. Идем, я тебе его фотографию покажу.
Танька, посмеиваясь, идет смотреть фотографию.
При виде красавца Травина дочь одобрительно поднимает бровь:
- Мда... Про такого нельзя сказать - дебилизм.
- Вот! Правда же?! Представляешь, посреди ледяной пустыни едет и сверкает спицами!
- Нет. Не надо снежной пустыни. Можно и так, без пустыни. И велосипеда тоже не надо.

Вот он, великий путешественник-велосипедист.
Read more... )

Profile

greenbat: (Default)
greenbat

May 2013

S M T W T F S
   1234
567891011
12 131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 12:53 am
Powered by Dreamwidth Studios