greenbat: (Default)
Прекрасно день начался. Великий и ужасный [livejournal.com profile] sguez рассказывает, как он невзначай стал дедушкой.

Так что вот вам анекдот из моей жизни.
Прихожу домой и застаю Ваню. Он никуда не уходит, потому что с таинственным видом манит меня в свою комнату. Я не торопясь иду и вижу там черного младенца в автомобильном сиденьи. Он его взял в школе по предмету, где учат контрацепции.


Идея хороша, конечно, только боюсь, что поголовье американского населения может так резко сократиться. Травмированная опытом молодежь перейдет к практике опыления.
greenbat: (Default)
Навеяно подзамком, извинити.

21 ноября американская организация CQ Press опубликовала рейтинг самых опасных городов США. Самым криминальным городом был признан Сент-Луис, штат Миссури.

Горжусь несбывшейся малой родиной. Как сказал поэт, немногие для вечности живут, но если ты мгновенным озабочен, твой жребий страшен и твой дом непрочен. Сент-Луис явно пытается жить для вечности. Впрочем, поначалу растерялась - где же так искусно прятались тати, пока мы заботились мгновенным на своем Маверик-драйв. Не то чтобы очень хотела сделать знакомство, но как-то странно. Я пожаловалась мужу на несовпадение вглядов CQ Press с моим, муж буркнул:
- С того берега статистика.
И то.

Широкая река Миссури, или, как говорят косноязычные американцы, Мизури, делит город святого Луи на две части. В одной жили мы и прочий разнообразный законопослушный налогоплательщик. Во вторую бывшие россияне (глупый оксюморон, бывших россиян, как и офицеров, не бывает) ездили лечиться от ностальгии. Там было живенько, в розочках. Абсолютно как на родине чудесной. Пейзажу придавали красок граффити и мусор, на облезлых углах лузгали семки подростки в адидасовских шальварах, по улицам бродили женщины в леопардовых кофточках (зимой в шубах), эффектный макияж которых смутно напоминал о желании каждого охотника. Жители того берега были, правда, черные, зато непосредственные и не отягощенные политкорректностью, точно как мои любезные соотечественники. Проехавшись в терапевтических целях по самой широкой и светлой улице, мы удалялись в свой район. Я какое-то время лелеяла мысль погулять там пешком и подольше, но помешал рассказ Наташи - тихой помощницы учительницы из еврейской школы. Не помню уже, как ее однажды занесло на тот берег, но только Наташа по интеллигентной рассеянности начала рулить туда-сюда, зарулила в самую середку и поняла, что безнадежно заблудилась. Воспитанная в СССР на дружбе народов, она высунула свою культурную белую физиономию в окошко и призвала местный контингент на помощь, вызвав этим сенсацию. "Давненько я не брал в руки шашек", - сказал контингент, шумно окружил машину и начал с того, что стал бурно жестикулировать, объясняя дорогу. Каким-то странным, но энергичным образом у него все время получались факи. Того английского, на котором велись объяснения, она не понимала. Я думаю - к счастью. Когда один из ее новых знакомых для пущей убедительности прыгнул на капот, Наташа призвала одновременно маму, бога и полицию, моментально задраила все входы-выходы и - вот что значит работа в школе - втопила педаль газа. Тем более что колеса снять ей еще не успели. Даже никого не задавила. И от ужаса как-то быстро выбралась на торную дорогу.Read more... )
greenbat: (Default)
Кстати о куклах.
А вот еще из ганнибальских закромов: бумажные Джордж и Лаура Буш. До сих пор жалею, что не купила. Нарядов там было!..



Наши коробейники скорбные фантазией, по-моему. Это ж какие просторы для бумажных модельеров открываются.
greenbat: (Default)
Вот в точно такую жару мы ездили в Ганнибал, сокрушаясь в ту пору по прохладному питерскому климату. А если учесть, что форд был черный и кондиционер в нем издевательски приказал всем долго жить как раз перед поездкой, то доехав до места назначения, мы были бодры-веселы примерно как раздавленные скунсы на раскаленном хайвее.
Ганнибал, чтобы было понятно о чем речь, - маленький городишко в штате Миссури, или, как говорят местные, - Мизури. И каждый русский представляет как он выглядит и даже с детства знаком с его жителями, называя его, впрочем, Санкт-Петербургом. Маа-а-аленьким таким Петербургом. Американским.

Утомилась интригуючи. В Ганнибале вырос и описал его в "Приключениях Тома Сойера" Марк Твен. И теперь все его 17 тысяч населения обеспечены по гроб жизни, поскольку трудолюбиво стригут купоны с дома Тома Сойера Сэмюэля Клеменса, дома Бекки Тетчер; вида на Миссисипи, по которой плавал пароход, разыскивавший тело якобы утопшего Тома; самого парохода; и даже с тюрьмы, в которой сидел Мэф Поттер и я (дивное место - там было прохладно).
А самое главное и самое приятное - это ежегодный праздник-состязание, на котором выбирают лучшего всеамериканского Тома. Мальчишки от 10 до 13 лет съезжаются на него из разных штатов. Съезжаются, чтобы покрасить забор. Собственно, на этот праздник мы и ехали, но промахнулись датой. Не успели и на выборы Бекки Тетчер. Зато попали на состязание, проведения которого в 1976 году добились ганнибальские женщины. Нет сексизму! - многим девочкам ведь тоже хочется покрасить забор, ю ноу. И из них выбирают лучшую девочку-сорванца - tomboy.

Сначала девчушек было не разглядеть из-за плотного кольца взбудораженных родственников, окружавших площадку, где происходил отбор. Родственники волновались больше участниц, размахивали руками, отдавали последние указания и бросали ревнивые взгляды в сторону соперниц. Накануне вечером, пока дочери сопели в две дырочки, папы и мамы подгоняли костюмы и придирчиво пересчитывали непременные атрибуты карманов Тома.



Пока "Томы" стояли пестрым кружком перед взглядом судей, оценивающих внешний вид - первый этап конкурса, несколько озабоченных организаторш обходили их с пульверизатором и прыскали водой партисипанткам под и без того взмокшие косички - чтобы девочки не сомлели от жары.

Рассматривать девчонок было одно удовольствие - такого разброса представлений о имидже искателя пиратских кладов и пожирателя яблок не мог бы вообразить ни один режиссер. Очаровательные лолитки и синие чулки в очочках, сорванцы и лопоухие пигалицы - всех объединяли соломенные шляпы, драные штаны и набор тщательно собранной дряни: двенадцать алебастровых шариков, обломок зубной "гуделки", осколок синей бутылки, чтобы глядеть сквозь него, пушка, сделанная из катушки для ниток, ключ, который ничего не хотел отпирать, кусок мела, стеклянная пробка от графина, оловянный солдатик, пара головастиков, шесть хлопушек, одноглазый котенок, медная дверная ручка, собачий ошейник - без собаки, - рукоятка ножа, четыре апельсиновые корки, старая сломанная оконная рама, бумажный змей и замечательная дохлая крыса на длинной веревочке, чтобы было удобнее эту крысу вертеть.






Read more... )
greenbat: (Default)
Не могу забыть эту историю. Пусть она здесь будет. Без каких-то выводов. Просто чтобы помимо всякого мусора в нашей памяти оставалось и такое.

Свадьба Кэти Киркпатрик и Ника Годвина, 2005 год, Мичиган. Ей 21 год, ему 23. Они встречались со школы.



Read more... )
greenbat: (Default)
[livejournal.com profile] test_na_trzvst навеяла.
Кто-нибудь еще боится вентиляционного отверстия в ванной? Ну, такое за пластмассовой зеленой решеточкой, затянутой пылью и иногда паутиной, в углу? Что, все такие прям смелые? Я вот, когда моюсь под душем, ужасно боюсь, что там что-нибудь такое есть. Например, труп, засунутый туда по ошибке злобной обезьяной из "Убийства на улице Морг". Или вообще... живое... Как-то раз там раздалось шуршание и ЗВУКИ. Муж, прибежавший на мои вопли, беспечен и легкомыслен, поэтому уверял, что это голуби на чердаке делают шуры-муры, но я-то знаю!
И еще я боюсь мыть голову - ведь нужно закрыть глаза, и в этот момент на меня точно кто-то смотрит, причем из зеркала. Иногда это так страшно, что я судорожно разжмуриваюсь прямо с нашампуненной башкой, и приходится их быстро-быстро промывать, то есть закрывать снова!

А однажды темной-темной ночью, на темной-темной улице, на темном-темном балконе (в Сент-Луисе балкон был на первом этаже) кто-то стал стучать и шебуршаться. И я растолкала мужа с повизгивающим шипом: "Что-то лезет к нам в квартиру!" Муж взял клюшку от гольфа (у приличных людей для таких случаев существуют бейсбольные биты, но клюшка тоже хорошо и аристократично) и пошкандыбал с ней в комнату, где балкон. Там никого не оказалось, и это было самое страшное. В ближайший час он наносил туда визиты раз пять, и каждый раз ОНО исчезало. Наконец муж изнемог и заснул, а я еще долго лежала с вытаращенными в темноту глазами и ушами, вслушиваясь в это жуткое шебуршанье. Утром на балконе обнаружились следы потусторонней жизни. Крышка на кастрюле с бульоном (которую я по петербургской привычке выставила на холод, чтобы не занимать холодильник) оказалась перевернута внутрь ручкой, а солидный кусок мяса размазан аккуратным слоем по всему балкону. В мири сказок тоже лубят булочкы, подумала я. Какие хорошие люди эти русские, подумали еноты в кустах по соседству и сыто рыгнули.
greenbat: (Default)
Вот порадуйтесь лучше. Я этот снимок, правда, уже показывала в [livejournal.com profile] everyday_people, но кто видел, просто пролистнет.
Снято на сент-луисском катке. Прошу обратить внимание на велосипедный шлем. Митьку с отцом, кстати, как-то турнули из городского парка, когда они катались на велосипедах - не было шлема на голове.

greenbat: (Default)
[livejournal.com profile] lyapustin копался в американских фотографиях и нашел снимки со школьного шахматного турнира. Что бы о нем не написать. Заранее предупреждаю - мои личные познания ограничены конским гэ-образным скоком и бендеровским заклинанием е2-е4. Так что сугубо шахматных подробностей не ждите.
Эти турниры - приятная весьма штука и очень разнообразит школьную рутину. Периодически среди стьюдентов бросается клич: "Все на турнир! Превратим Нью-Вас... Сент-Луис в шахматную столицу мира!" И в назначенное воскресенье помещение школьной столовой заполняется толпой мелюзги (а также их родителей). Что интересно, уровень шахматной мысли не имеет значения, главное принести доску и шахматы.

Какое-то время взбудораженные гроссмейстеры броуновскими частицами снуют между столами, вполуха прислушиваясь к родительскому наставляющему бубнежу. Шахматы постукивают в мешочках (клок-клок-клок), как те кости где-то там у Маркеса. Часть мелкоты толпится возле стойки с сияющей звездно-полосатой наградной чепухой, у нас бы ее назвали "почетными призами". Их пересчитывают. Трогают. Гладят. Обнюхивают. Просто ложатся рядом на пол и гипнотизируют заветные предметы. Наконец все утрясается, на стенке вывешивается листок с фамилиями визави. Родителей изгоняют за барьер. Гонг.

Image Hosted by ImageShack.us

Read more... )
greenbat: (Default)
Однажды, когда мы еще жили в Сент-Луисе, поехали в выходные в музей истории города. Большое двухэтажное здание, музей как музей - фотографии местных знаменитостей (Теннеси Уильямс, кстати, оттуда), документы, макеты и пр. Но периодически там проводятся гуляния для праздношатающейся публики. Выступают фокусники, музыканты, народ тусуется, лопает мороженое, детям раскрашивают физии, клоуны раздают шарики. Такое незатейливое милое времяпровождение.

И вот мы, значит, там оказались. Купили мороженого, само собой. Шариков. Тут как раз и музыканты подошли, какие-то латиноамериканцы с кастрюльного вида инструментами. А я же подслеповатая, уселась в первый ряд, чтобы лучше видеть. Сижу. С шариком, как Пятачок. Музыка играет. Хорошо.

Вдруг во втором ряду, недалеко от меня, поднимается седая солидная женщина в красном брючном костюме и начинает раскачиваться. Сначала слегка, потом амплитуда увеличивается. И плавно машет руками. Не мне одной, значит, хорошо. Вот, думаю, как тонко чувствует человек прекрасное. Американцы, они как дети, думаю. Не скрывают эмоций. А женщина уже пытается танцевать что-то вроде вальса, хоть места и мало. Народ кругом с совершенно индифферентными лицами по мере возможности отодвигается вместе со стульями. И тут я, приглядевшись своим миопическим глазом, замечаю, что взгляд у женщины какой-то странный, не от мира сего и устремлен в бесконечность. И к ней между рядов спешно продвигается полная строгая особа средних лет. В зеленом костюме. Понятненько. Медсестра. Сейчас плясунью уведут. Зеленая особа достигает цели, берет ее, цель, за одну руку, берет за другую. И танцует. И взгляд у нее точно такой же! Одетта и Одилия. Но поскольку места им уже совсем не хватает, то вот так, пританцовывая, они пробираются между стульев и оказываются на небольшом свободном пятачке перед музыкантами.

Музыканты к этому времени начинают играть гимн Соединенных Штатов. Я сижу и балдею, глядя, как Одетта с Одилией самозабвенно раскачиваются и притоптывают, и глаза у них голубые-голубые. Но тут сбоку появляется еще одна женщина! С шариком! Нос у нее пуговкой, щеки пухлые, глазки маленькие - такие исключительно узнаваемые черты лица человека с нарушенным хромосомным набором. И ей тоже очень хочется танцевать. Но пары ей нет. Она застенчиво раскачивается и помавает руками, перебирает на месте короткими ножками, не выдерживает и маленькими шажочками, со смущенной улыбкой, присоединяется к красно-зеленой паре. Семенит вокруг них в ритме американского гимна и размахивает шариком. А глазки у нее, хоть и маленькие, но зоркие. Потому что внезапно я обнаруживаю, что эта третья тетенька счастливо мне улыбается, кивает и явно приглашает составить ей компанию. И шарик надо мной реет, как тайный масонский знак. Я быстро про себя говорю: "Я тучка, тучка, тучка, я вовсе не медведь". Я тоже, как окружающие опытные граждане, делаю индифферентное лицо. Я малодушно отвожу взгляд. А бедная толстушка, не подозревая дурного, улыбается и протягивает ко мне руки. Я ерзаю на месте, но сижу.
Наконец заканчивается музыка, латиноамериканцы объявляют перерыв, все хлопают. Я от облегчения хлопаю громче всех.
И тут, присмотревшись, замечаю, что среди публики там и сям бродят божьи люди. Один вон даже на полу лежит и что-то лепечет, все его мирно обходят. Та вон старушка кушает мороженое и вся уже в нем испачкалась, и слюна у нее течет от удовольствия. А вот парочка стоит вообще чудесная - черный и белый, оба дауны, а дауны - они ведь похожи все ужасно, и эти просто как два брата. Кто с шариком, кто с конфетой за щекой, кто в очереди среди детишек ждет, когда ему на щеке нарисуют бабочку.
Да. А потом пришли ласковые люди и увели всю эту гоп-компанию в направлении выхода. И мою несостоявшуюся партнершу увели. Ласковые люди посадили подопечных в маленький автобусик, колокольчик прозвонил, и они уехали.

А я, знаете, до сих пор, когда вспоминаю выходной день в сент-луисском музее, сгораю от стыда, что не станцевала с владелицей того шарика.
greenbat: (Default)
Запихивала в набитый битком Танькин чемодан "Петра Первого" и "Фенечки из бисера". Фенечки еще так-сяк, но советский граф упирался всеми четырьмя углами. Пришлось применить силу. Присела на минутку отереть трудовой пот и вдруг совершенно неожиданно поняла, что за эти бестолковые три года успела полюбить Америку. Со всеми ее толстяками, политкорректностью, телефонными коробейниками и безвкусным хлебом. Что теперь делать, куда податься бедному крестьянину.
greenbat: (Default)
"Хоп, хоп!" Митя бодро прыгает вокруг кресла, делая какие-то странные завинчивающие движения руками. Прыгает довольно долго, после чего с интонацией пионера, выбранного нести почетный караул возле гипсового Ильича, сообщает: "В следующем году я буду в банде!" Чайный пакетик, который я аккуратно потряхиваю над чашкой, плюхается обратно, обдав брызгами клавиатуру. "В банде? В каком смысле в банде?" После страшилок о школах, прочитанных на различных форумах, можно вообразить что угодно. Сын ободряет меня доброжелательным: "Я буду там баритоном!"

Бандитский баритон, не прекращая прыжков, отчего становится похожим на небольшого, но энергичного кенгуру, протягивает мне школьную бумагу, в которой меня оповещают, что в следующем году начинаются музыкальные занятия в группах (bands) на духовых инструментах. Один из них называется действительно баритон. Нагугленная картинка показывает элементарную трубу.

"А знаешь, как она звучит?" Митя выпячивает губы и производит действие, которое логопеды рекомендуют для детей с дефектами речи, а извозчики - для слишком разогнавшихся лошадей. Прекращает скакать. На лице его появляется мечтательное выражение. И наконец делится сокровенным: "Представь, придут гости. Все сядут за стол. Начнут пить чай. А я тем временем прокрадусь в туалет. И КАК ЗАДУДЮ!"

Хоп!
greenbat: (Default)
Здешний рынок исключительное место для наблюдений, и мне когда-нибудь набьют фэйс за беспардонное разглядывание публики. Находится он в даун-тауне, соответственное окружение. Но явление, запечатленное ниже, было на редкость дружелюбно. Средь шумного бала, всеобщего галдежа, воплей продавцов-фермеров и приготовленных на заклание петухов явление шествовало легкими стопами, наигрывая на дудочке что-то неопределенно нежное. Поймало мой взгляд, улыбнулось в ответ и удалилось в облачке переливающихся нот.

greenbat: (Default)
Завязавшись в кресле в теплый узелок, тихо гуляю себе по ЖЖ. Вдруг с пушечным грохотом распахивается дверь, немедленно влетает ледяной ветер и Митя с воплем "Эх, хорошо!" Большой тяжелый ранец у него почему-то надет нетрадиционно - на живот. Холод остается, Митя спешно, с постанываниями, убегает в клозет, не сняв куртку, ботинки и грузило с живота.
Мерзну. Недоумеваю.
Сияющий ребенок наконец появляется под аккомпанемент унитазных всхлипываний, я любопытствую - а чего хорошо-то? - Как что? Снег пошел, конечно!
А ранец-то, ранец - почему был перевернут со спины на живот? Митя, проникновенно, - чтобы бежать быстрее. Ну, не понимаешь? Ранец тяжелый, чуть наклонишься и сам вперед бежишь, и очень быстро!
Непременно надо попробовать.

Какие-то высшие, но, очевидно, рассеянные силы нашли работу мне, а мужу не нашли. Документы ушли в иностранный отдел и канули там на неопределенное время. А я хожу осматриваться в местный универ, потому что именно там, инда очи заболели глядючи, ждут-пождут меня два научных сотрудника и аспирантка. На вопрос знакомых с достоинством отвечается: "Работа в области молекулярной биологии". Истинное же предназначение заключается в обрезании мышиных хвостов и извлечении из них ДНК (ну и еще кое-что по мелочам). Муж, завистник, нахально посоветовал приносить остатки хвостов домой - на холодец.
Руководительница темы Карен заглядывала мне в глаза и допытывалась, как я отношусь к мышам. Я, радостно, изобразив на лице любовь ко всем грызунам мира - прекрасно! Оказалось, она прощупывала почву, могу ли я в ее отсутствие рубить мышам головы - что-то там из них доставать нужно.

Кстати об отрезанных головах. В очередной пачке бумаг, притараненных Митькой из школы, нашлась одна любопытная - sex offender list. Школьный округ заботливо прислал адреса сексуальных маньяков на выданье. То есть можно посмотреть и убедиться, что возле тебя не живет какой-нибудь сластолюбец со съехавшей крышей. Мы посмотрели и убедились, что таки живет - какая неприятность. Не далее чем через два подъезда. Deviate sexual assualt первой степени по имени Джон, по фамилии, я извиняюсь, Херберт. На соседней улице, обвиняемый в развратном обнажении, заселился, я опять-таки извиняюсь, но уже по другому поводу, Моргулис. Фотографии, ни обнаженного Моргулиса, ни Херберта, не представлены, то есть кто конкретно - не разберешь. Остается пилить крыло и бояться.

О духовном. В Сетевой Словесности, в большой степени благодаря [livejournal.com profile] synthesizer, появились мои безделицы.
greenbat: (Default)
Все-таки я еще недолго живу в Америке. Во всяком случае, недостаточно долго, чтобы привыкнуть к черному Санта-Клаусу. Вот вопрос - а как в Европе с этим делом? Там дед морозы уже подразделяются на белых и... м-м-м... африкан-европиан?
Между прочим, в магазинчике, которого витрина, меня ждал еще один удар. Черная продавщица, обменявшись со мной парой реплик и спросив имя, изумленно переспросила: "Таня? Разве в России тоже бывают Тани?" Я начала было упираться, бубнить, что это вообще русское имя... Девушка посмотрела на меня с тихим сожалением.

greenbat: (t)
Смотались в Канзас, он от нас в четырех часах. Вопреки моим опасениям, ураганов, несущих в волшебные страны малолетних фермерш, не наблюдалось. Странно, что город вообще никак не сыграл на своей известности в этом плане. Канзасцы, такие любители скульптур и фонтанов - говорят, что Казнас - второй после Рима город по количеству фонтанов (врут, наверное, хотя ф. действительно очень много), так вот - не сочли нужным поставить хоть завалящийся памятник Гингеме или Элли. Зато во дворике маленького кафе, приветственно задрав пухлую ручку, нас встретил юный Володя Ульянов с октябрятской звездочки, занятый каким-то странным делом.



Что хотел сказать создатель этой композиции, осталось загадкой. Теперь развлекаемся, придумывая названия непринужденной группе.
greenbat: (t)
Придя из школы, Танька рухнула на диван и устало поинтересовалась, что относится к сексуальному харасменту. Я напряглась. В чем дело? - Ни в чем, мамуля, не пугайся. Но мне нужно написать письмо мальчику, который сделал мне харасмент. У нас такое задание.
Чтобы подготовить молодые умы к грядущим испытаниям, в учебнике напечатан образец письма к потенциальному оскорбителю. Цитирую.
Джон!
Вчера, когда я шла на математику, ты стоял возле своего локера. Ты подмигнул мне, издал грубый звук и спросил, не хочу ли я заняться с тобой сексом. Ты оскорбил меня и унизил. Я не могу сосредоточиться на уроке и все время думаю об этом происшествии. Прекрати свои действия немедленно. Не подмигивай мне больше. Не издавай грубых звуков. Не спрашивай, хочу ли я заняться с тобой сексом.
Джейн.

И вот теперь дочь пришла ко мне, как к старшему товарищу, чтобы я поделилась опытом по части харасментов. Я, честно говоря, растерялась. Ну не сложилось. Не то чтобы мне никто не подмигивал, другое дело, что мне это нравится, увы. Танька оглядела меня с интересом, взяла ручку, тетрадь и уединилась перед телевизором, полным каких-то скачущих троллей с микрофонами. В результате родилось письмо, в котором гипотетический нахал щиплет ее за попу, когда она проходит мимо локеров на урок математики. Тут мы задумались - а какие письма должна написать мужская половина класса, образец ведь для всех един. То есть он стоит у локера, а мимо проходит юная развратница и харастит его путем подмигивания, а также издает грубые звуки, так, что ли. Дочери обещано десять долларов за предоставленную возможность взглянуть на отповеди мальчиков.
Да - когда Таня зачитывала избранные, особенно удачные места, проходивший мимо Митя затормозил, прислушался и изумленно спросил: "Кто это тебя щиплет?" По-моему, про себя он подумал "какому идиоту это пришло в голову". "Так, - уклончиво ответила сестра. - Долго объяснять".

Апдейт. Пролистываю учебник. С одной стороны, понимаю, что, наверное, так и должно быть, все это нужно в 13 лет. Наверное. Но с другой, вопросы в тесте типа "может ли девочка забеременеть от секса стоя" или "может ли она забеременеть, если юноша вынимает пенис перед эякуляцией" производят на меня глубокое впечатление. Это потому что я не умею готовить долма. Наверное.
greenbat: (t)
Зашла перед сном Митьку поцеловать. Лежит голый, но в наушниках - новая версия "без штанов, а в шляпе". Слушает Гарри Поттера и листает комиксы. Балдеет - Танька в ванной, значит, никто не пристает с мелочными придирками типа "убери свои грязные джинсы с моей кровати, я кому сказала". Слышно, как она там напевает под душем: "Хернандо, Хернандо, ля! Ля-а-а-а!"
Мить, говорю, может, хоть футболку наденешь, холодно ведь ночью будет. Озабоченно: "Лучше дай мне два носка". Теперь на нем, помимо наушников, еще и носки. Наклоняюсь, целую в теплую нежную щеку, обнимаю... О господи, ты опять подмышки не мыл?! Проворно заматывается в одеяло, прячет криминальные подмышки - "Зато я ноги вымыл!" И на том спасибо...
Уже уходя, с трудом вытаскиваю расплющенного между стеной и кроватью плюшевого желто-черного пикачу, напоминающего чем-то толстую добродушную пчелу. Он ведь тебе не нужен уже, давай отдадим кому-нибудь? Митька мнется: "Жалко его".
Представляю объявление на заборе: "Отдам покемона в хорошие руки".

Румяная после душа Танька царственно выплывает из ванной с бумажкой на носу. Бумажка хитрая, производитель уверяет, что она "чистит поры". Каждый раз, отклеивая кусочек папира, дочь вглядывается в него озабоченно, как в экзаменационный тест, указывает на какие-то невидимые моему миопическому глазу пятнышки и с одобрением кивает: "Чистит!" Что за комиссия, создатель...
Вдруг вспоминает что-то, оживляется: "Завтра мы все будем ходить с машинками и считать шаги". Я на всякий случай расспросила подробней. Оказывается, "Кока-кола" спонсирует акцию по выяснению, сколько двигаются в день школьники. Всем им привесят на бок "машинки", как выразилась Татьяна, и нужно с ними пройти 10 тысяч шагов. А почему именно десять тысяч, спрашиваю. Может, можно меньше? "Нет, ты не понимаешь!" (да уж конечно...) Наставительным тоном: "Десять тысяч шагов - это очень, очень полезно для здоровья. К тому же, если наш класс насчитает больше других, всем подарят наушники".

Туды их в качель. Вот ведь волк в овечьей шкуре. Все школы загадили своими автоматами, тоже мне - спонсоры.
А еще у них в классе сейчас проходит суд на Колумбом. Прямо как у нас в свое время над Онегиным, честное слово. Обалдеть.
greenbat: (t)
Пыр-дыр... тыр-мыр... как его - а, лыт-дыбр!

В парке сидели на солнышке, говорю дочери, смотри, какой странной формы у девушки родимое пятно на пояснице. Танька мне снисходительно так замечает - а это не пятно. Это татуировка. Карта Техаса.
Я замолчала, обдумывая, в каком тогда незавидном положении находится Мексика.
Спрашиваю, Митька, как ты относишься к татуировкам у девушек? Митька насторожился - если, говорит, у тебя, то отрицательно. Он вообще крайне консервативен, не признает никаких новшеств. Танька, напротив, оживилась - "сделай на попе - круто!"
Думаете, вру? Нисколько:

greenbat: (t)
Похоже, что среди моих предков, русских, украинцев, поляков, евреев и других гордых народов, затесался арап. Иначе никак не могу объяснить подозрительный интерес к черной расе. Возможный генетический нюх доброжелательно ведет меня в самые, казалось бы, далекие от народа пампасы интернета. И если бы вы знали, что там можно найти...



Мине очень ндравится.
greenbat: (t)
Я читаю статью про неприкасаемых - очень интересно. Митька сидит на полу, рассеянно ест грушу и листает библиотечную книжку про фокусы. Задает странные вопросы.
- Мам, можно я испорчу кусок хлеба?
Мне на память сразу приходит бессмертное "Хлеб драгоценность, его береги, хлеба к обеду в меру бери".
- В каком смысле "испорчу"?
- Ну, не съем, а засуну в него пенни?
Получив согласие, шуршит на кухне пакетом, потом подходит ко мне, хитро жмурясь. Держит в руке нечто, напоминающее комок сырых мозгов.
- Не пугайся, это я просто булочку размочил. Найди там монетку.
Ковыряюсь в теплом месиве.
- По-моему, там ничего нет.
Смеется, блестя глазами: "Нету, нету!"
Я осторожно спрашиваю:
- А фокус-то в чем?
Мрачнеет, растерянно смотрит на бывшую булочку. Опять усаживается на пол, бормоча: "Что-то я упустил... Э-э... Тут, вот тут..."
Молчим. Читаем. Через некоторое время говорит:
- Хочешь, расскажу историю?
- Ну, давай.
Чешет нос, ерзает на месте, придавливая несчастную грушу.
- Два человека пытались пройти в рай. Сент Питер...
- Святой Петр, что ли?
- Ну да, Сент Питер. Вот, он, это... не пускал их без паспортов. У хорошего человека был паспорт, а у плохого не было. Тогда плохой человек его стол.
- Что - "стол"?
- Стол... стол... как его... украл, вот. Украл и разорвал.
Слушай, говорю, а зачем он его разорвал? Стервец какой... Прошел бы по нему в рай лучше.
Митька машет на меня рукой:
- Ну, слушай, слушай! А бог взял у плохого человека части и по ним увидел, что этот человек принадлежит дьяволу.
- Постой, как "взял части"? Расчленил его, что ли?
- Да нет, ну знаешь, как у этих богов всяких - разные силы... И отдал хорошему человеку паспорт обратно. И Сент Питер пустил его в рай.
- А где же бог был? Как же он все это увидел?
- Ну, в раю был. С ангелочками.
- Господи, где ты такое вычитал?
С готовностью подает книжку. Читаю: "But the bad man had dropped a piece, which the good man used as his passport".
Я подавленно молчу. Сидим. Читает дальше, иногда бормоча: "Круть какая..."
Page generated Sep. 22nd, 2017 12:46 am
Powered by Dreamwidth Studios